Простыми словами: Электронная ветеринарная сертификация


Электронная ветеринарная сертификация отложена до 2017 года. Однако время пролетит быстро, а многие в молочной отрасли еще не знают, чем это, на первый взгляд, прогрессивное нововведение может грозить. Об этом в нашей новой рубрике «Простыми словами».
 

Оглавление

Что это такое?

В России сейчас действует бумажная ветеринарная сертификация. По факту это просто осмотр документов и простая проверка продукции на безопасность и пригодность для употребленения. Россельхознадзор уже давно хочет заменить такую сертификацию на более современную электронную. Для этого будет использовано веб-приложение ГИС «Меркурий». Его можно будет открыть прямо в браузере и вписать все необходимые данные о товаре, чтобы получить сертификат. 

В связке с «Меркурием» будут работать системы «Аргус», «Веста» и «Цербер». «Аргус» уже работает и используется для выдачи разрешений на ввоз. «Веста» нужна для регистрации лабораторных исследований, а «Цербер» – для отслеживания юридически значимых действий. 

В теории это позволит уменьшить бюрократизм и упростить получение документов. К тому же больше не придется возиться с бумагой – достаточно будет иметь номер сертификата, по которому можно проверить, что за продукты перевозятся и каково их происхождение. 

Зачем все это?

У многих в отрасли возникал подобный вопрос. Например, в ЕС сертификация сырья нужна, чтобы предотвратить занос заболеваний из других стран и появление на рынке опасных для здоровья продуктов. В ВТО считают, что такой документ нужен просто для защиты от инфекций. А вот в России нигде не написано, зачем надо получать такой сертификат. Нет и списка неблагонадежных поставщиков, регионов, где сейчас есть эпидемии у КРС. Фактически сертификация является сугубо бюрократической процедурой. 

А можно без сертификации?
 
В мировой практике есть примеры стран, где действительно можно работать без сертификации. Более того, обязательной ветеринарной сертификации для молочной продукции нет ни в одной стране мира, включая страны-члены Таможенного союза (куда, кроме России, входит Армения, Казахстан, Киргизия и Белоруссия). Это ставит российских переработчиков в менее выгодные условия, считают российские молочники. 

Возьмем для примера развитые страны. В ЕС молочные товары при транспортировке в пределах союза не нуждаются в ветеринарных сертификатах. Вместо этого там нашли более простой способ обеспечения безопасности продукции: в товарно-сопроводительные документы вписывают информацию (идентификационные номера) о ветеринарной аттестации производства или поставщика сырья. Если же в регионе свирепствует какая-то болезнь КРС, то сертификат нужен. 

У нас же хорошо проверяют?

У нас выдача сертификата – формальность. Методы исследований не аттестованы, а при неоднократном переоформлении документов неясно, какая местность благополучна по заболеваниям КРС. Благополучие местности подтверждается даже при признании территории неблагополучной. Поэтому не получить сертификат можно по сугубо бюрократической причине, а реальных нарушений по качеству продукции меньше 1%. Например, в 2013 году их было 0,7%. Это не значит, что все производители такие ответственные, а просто проверки формальные. 

Хорошо, а как будет работать "Меркурий"?

Для того чтобы получить сертификат, нужно «войти» в систему. Под «входом» для «Меркурия» подразумевают ввод необходимых данных о партии, если это продукция, произведенная в России. Чтобы получить сертификат для импортных товаров, нужно иметь ветеринарный сертификат, выданный в стране происхождения. Система не просто собирает информацию, но и отслеживает ее, чтобы каждый новый сертификат выдавался только при подтверждении всех ранее введенных данных. То есть обмануть систему будет непросто. Если кто-то найдет ошибку в выдаче сертификата, его можно будет моментально отозвать удаленно. 

У «Меркурия» есть подсистемы. Главные из них для молочников – это «Склад временного хранения» и «Государственная ветеринарная экспертиза». Первая нужна для сертификации импортируемых грузов, а вторая – сопроводительных документов на товары, перемещающиеся внутри страны. 

На словах все красиво и современно, но «Меркурий» ругают за то, что система все еще «сырая». Например, там нет некоторых важных модулей для внесения необходимой информации по сырью и продукции. Поэтому во время запуска пилотного проекта не смогли до конца определить, возможна ли интеграция системы и действующих молочных заводов, и в какие сроки это можно сделать. А в Национальном союзе производителей молока (Союзмолоко) сообщали, что в молочной отрасли крайне низкий текущий уровень оснащения автоматизированными системами. Такая же проблема у региональных торговых сетей, не говоря уже о неорганизованной торговле.

А ссылки дадите?

Меркурий 

Веста 

Аргус

Цербер 

Про это уже, конечно, есть приказ?

Да, Минсельхоз выпустил 17 июля 2014 года приказ № 281. Называется он «Об утверждении правил организации работы по оформлению ветеринарных сопроводительных документов и порядка оформления ветеринарных сопроводительных документов в электронном виде».

Стоит отметить, что содержание этого документа сильно отличается от версии, которая прошла публичное обсуждение с бизнес-сообществом, а также процедуру оценки регулирующего воздействия. Во время обсуждения представители бизнеса высказывали много предложений, которые могли бы снять возникающие вопросы и опасения. 

Ну что же тогда изменится?

До сих пор ветеринарные сертификаты в молочной отрасли получали только на сырье. Переработчикам этот документ был не нужен. Однако с введением электронной сертификации предполагалось, что такой документ нужно будет получать и на партии молочной продукции. Это коснется и молока, и сыра, и творога, и сухого молока с маслом.  В этом случае функции Роспотребнадзора и Россельхознадзора будут дублироваться. Как они будут решать вопрос разделения своих контрольных и надзорных функций – неизвестно. 

Это плохо?

Для переработчиков это не только плохо, но часто и невозможно. Дело в том, что для получения сертификата переработчикам надо будет указать источник сырья для каждой партии. Многие переработчики собирают сырое молоко у нескольких производителей. Часто у них сотни поставщиков, а если в регионе сильно фермерское движение, то это сотни мелких фермеров или даже личных подсобных хозяйств (ЛПХ). Многие регионы стараются поддерживать ЛПХ и фермеров, поэтому переработчики, следуя пожеланиям руководства региона, собирают молоко у таких производителей. Соответственно, возить цистерну для каждого из сотен поставщиков по отдельности невыгодно, и уже на стадии сбора сырья оно смешивается. Получается, что указать источник сырого молока для каждой партии невозможно. Кроме того, партий у заводов очень много, и даже при незначительном количестве поставщиков придется собирать большой объем сертификатов на каждую партию. 

Возьмем для примера фуру в 20 т. Это около 130 крупных партий, и на каждую нужен отдельный сертификат. Для доставки по городу используют трехтонные грузовики, в которых 30 партий. Наконец, для получения сертификата надо указать, где будет продаваться товар. Это тоже не всегда известно переработчику.

С чего вдруг сертификацию хотят ввести и для переработчиков?
 
Это объясняют необходимостью отслеживать движение всей молочной продукции в системе. Переработчики на это отвечают, что сейчас прослеживать путь товара можно и по маркировке, на которой есть дата и время выработки, информация о производственной линии, адрес завода, номер производственной партии и многое другое. На заводах тоже знают, откуда пришло сырье и во что оно переработано. Следить за этим их обязывает специальный документ (п.12 ч.3 ст.10 ТР ТС 021/2011 «О безопасности пищевой продукции»). Это полностью соответствует требованием Таможенного союза и ISO.

Сколько это стоит?

Формально – бесплатно. Ради этого электронная сертификация и задумывалась. Но в реальности многим переработчикам придется нанять специального человека (а крупным – даже десятки человек) только для того, чтобы они занимались оформлением этих сертификатов. По подсчетам различных заводов и компаний, это может увеличить себестоимость производства на 1-1,5%, а иногда и выше. Например, есть расчеты для завода с мощностью переработки в 200 т/сут. В год у него уйдет на введение электронной сертификации почти 10 млн рублей, что повысит себестоимость производства на 5%.

Если бы все проводилось на бумаге, издержки были бы еще выше. В случае проведения ветеринарной сертификации для переработчиков «по старинке» нужно будет свыше 25 тысяч человек, потому что каждый крупный переработчик должен будет оформлять более 6 млн сертификатов ежегодно. Крупному переработчику это обойдется в 8 млрд рублей, что повысит себестоимость примерно на 7%. Издержки всей молочной отрасли в связи с проведением ветеринарной сертификации на бумажных носителях можно оценить в 30 млрд рублей.

Чиновники об этих проблемах знают?

Перед развертыванием системы электронной сертификации она «обкатывалась» на производителях молока. У переработчиков должны были пройти пилотные проекты на двух заводах, но они были свернуты Минсельхозом. Известно, что сложности в работе с электронной сертификацией для переработки были отражены в многочисленных обращениях переработчиков во все инстанции. Так что да, о всех сложностях чиновникам сообщили. 

И когда же это случится?

Возможно – никогда. Введение электронной ветеринарной сертификации на практике отложено на 2018. Но это не значит, что переработчикам в итоге придется заняться бумажной работой. Министр сельского хозяйства Александр Ткачев уже намекнул, что переработчиков могут освободить от необходимости получать такой документ. «Хочу сказать объективно и честно, решения пока нет, но решение будет выгодным прежде всего для наших производителей молока», - заявлял министр. При этом он часто отмечал, что само предложение сделать ветеринарную сертификацию обязательной для переработчиков является спорным.

24441 просмотр
Комментарии
extenso
v300

Катозал
Где маржа

Подпишитесь на нашу рассылку

Главная 2


Аналитический центр Milknews
Молочная отрасль 2017
Упаковка (гл.низ)
Молочная отрасль 2017
Упаковка (гл.низ)