Эконива семена

Виктор Евтухов, Минпромторг Рост цен на продукты в России в целом не превышает инфляцию


Замглавы Минпромторга РФ Виктор Евтухов в интервью ТАСС на Петербургском международном экономическом форуме рассказал о росте цен на продукты, возможности заключения новых ценовых соглашений, а также о том, сколько России нужно новых рынков и торговых центров.

— 1 июня закончилось действие ценового соглашения по сахару. Как вы оцениваете в принципе их эффективность?

— Андрей Рэмович Белоусов уже говорил, что по сахару соглашение продлеваться не будет и в этом, наверное, нет необходимости. Производители сахара и крупный и средний ретейл договорились о том, что они будут держать установленную цену, тем более что есть субсидии от Минсельхоза. Сейчас договоры необходимые заключены и все логистические цепочки выстроены. Плюс была определена квота [на беспошлинный импорт сахара] на 350 тыс. тонн до сентября. Поэтому никаких проблем, связанных с наличием сахара, с невозможностью его приобрести для тех, кто продает его в розницу, причем как для малого, так  крупного и среднего торгового бизнеса быть не может.

— А с ценами?

 Нет сегодня никаких аргументов или причин для роста цен. У нас нет дефицита, у нас хватает этого сахара. Заключены соглашения, уже перешедшие в договорные отношения, и они выполняются.

— Стоит ли ожидать в ближайшие месяцы подобных соглашений по другим товарам?

— Думаю, что нет. Государство свою функцию выполнило, в принципе. Мы "потренировались" на двух категориях товара. Все поняли — я имею в виду бизнес  что не очень удобно так работать, сигналы государства услышали. И мы сейчас фактически играем роль медиатора между представителями отраслей, которые договариваются между собой о комфортных условиях работы.

— Любой потребитель замечает, как выросли суммы чеков из магазинов продуктов. Подорожало все. Есть ли какие-то для этого объективные причины?

— Какой любой потребитель замечает?

— Я замечаю как потребитель.

— Я не знаю, как вы замечаете. Нам все время кажется, что что-то выросло. Но мы же видим статистику по ценам, Росстат ее дает сегодня. Росстат собирает объективную информацию — это опросы по специальной методике, плюс есть фиксация с онлайн-касс ФНС. Да, по каким-то видам товаров цена растет, но какое количество категорий продуктов питания у нас находится на полках магазинов? Как вы думаете, 100, 200?

— Больше.

 50 000. Если растут какие-то премиальные товары, даже в мясной категории, это не значит, что все цены выросли. Наша задача  держать цены на основные категории социально значимых товаров. На них цены растут в пределах инфляции. Если сегодня ретейл и производители сдерживают цены на категории товаров, которые важны для наших граждан, для большого числа людей,  то на каких-то позициях они [ретейл] вынуждены снимать дополнительную маржу. Как было, например, перед майскими, когда дорожали мясные продукты. Многие едут на шашлыки, люди покупают премиальный мясной сегмент, онлайн кассы показывают рост среднего чека. Как только майские закончились, сразу цена упала. На определенные виды мяса [цены] даже снизились после праздников. Но летний сезон  это дачный сезон, конечно, на какие-то сегменты цены будут повышаться. У нас всегда есть сезонное повышение цен: на борщевой набор, на мясо, на яйцо. Потом эти цены приходят в надлежащее состояние. В конце [года] мы подводим итог и видим, что в течение года были колебания, но мы вышли на нормальную абсолютно динамику.

— То есть вы считаете, что, в принципе, цены в магазинах продуктов не выросли?

— В целом нет. У нас все-таки продовольственная инфляция в пределах общей инфляции. Не надо драматизировать ситуацию ни в коем случае
Государство уделяет особое внимание социально значимым группам товаров, идет мониторинг, и именно по этим группам у нас есть четкое понимание, и у производителей, и у ритейла, как нужно работать.

— По вашему прогнозу, как закончит год российский ритейл, чего ждать?

 Прекрасно закончит, как и закончил 2020-й. Единственное, что 2020 год прекрасно закончил крупный ритейл, а малый, к сожалению, пострадал. По этому году мы видим, что у всего ретейла неплохие результаты, есть хороший потребительский трафик, хороший средний чек. Действительно, экономика восстанавливается, отложенный спрос реализуется. Люди стали больше тратить средств на продукты питания. Прошлый год был неоднозначный, и многие домохозяйства старались беречь деньги. Но так как наша страна очень быстро вышла из ковидных ограничений, открылись рестораны, бары  это тоже стимулирует развитие агропромышленного комплекса и стимулирует население тратить деньги, особенно после вынужденного сидения дома. И ретейл, и общепит сегодня показывает хороший темп роста.

— Если говорить о рынках, по вашей оценке, насколько должно в России вырасти их число?

 Я считаю, если мы сейчас примем закон о рынках, то в коротком периоде времени оно должно вырасти за два-три года в два раза.

Но вообще оно должно вырасти настолько, насколько это нужно потребителю. Если их раньше было 6 тыс., а стало меньше тысячи, то, наверное, эти 6 тыс.  были ранее востребованы. Но новые рынки будут появляться уже в другом формате в соответствии с требованиями законодательства. Они должны быть абсолютно комфортными, иметь приличный внешний вид, соответствовать всем требованиям по санитарной безопасности, эпидемиологической и так далее. Я думаю, что при устранении избыточных ограничений будет немалое количество управляющих компаний, которые захотят инвестировать в рыночную торговлю.

— Вам не кажется, что у нас в стране слишком много торговых центров и их количество уже не должно расти?

 Я считаю, что это должен определять рынок. Если инвестор хочет вкладываться в торговый центр, пусть вкладывается. Понятно, что они будут сохраняться, потому что торговые центры  это же не только покупка, а это времяпровождение: там есть фудкорт, кинотеатр, какие-то аттракционы, с детьми можно сходить туда. Конечно, они будут. Мы как министерство в целом за развитие всех форматов торговли.

— По вашей оценке, когда начнется онлайн-продажа алкоголя?

 Сейчас "Почта России" собирается провести эксперимент, им его одобрили. Пусть проводят. По итогам эксперимента будет понятно, можно ли, не нарушая требований действующего законодательства по обороту алкогольной продукции, применять современные механизмы е-коммерса в этом сегменте. Посмотрим на эксперимент, пообсуждаем его с "Почтой России", и дальше уже правительство будет принимать решение. Здесь прогнозы давать рано.

— Про металлургов: есть ли сейчас необходимость в ограничении экспорта какой-либо металлопродукции, стали?

 Нет.

— Ни по каким видам?

 Нет. Потому что ограничивать экспорт железорудного сырья бессмысленно. У нас на экспорт уходит то, что не потребляется в стране. Ограничивать горячебрикетированное железо нет смысла, потому что у нас оно не потребляется. За рубежом против наших металлургов введено порядка 50 ограничений и еще десяток расследований ведется. Их и так там особо не ждут, а тут еще и мы им не дадим уходить [на экспорт], получается?  Но в каком-то коротком промежутке, если мы введем ограничение на экспорт, мы можем надавить на цены, наверное. Но через какой-то промежуток времени они все равно свое доберут, а экспорт на внешние рынки мы потеряем.  Потому что если посмотреть на результаты пяти месяцев этого года, по миру производство стали выросло на 13%. Никто не остановил производство. Знаете, есть поговорка: "Свято место пусто не бывает". К металлургической индустрии она имеет самое прямое отношение. Конкуренция  здесь очень сильная. Поэтому все-таки нужно очень аккуратно применять меры таможенно-тарифного регулирования. Единственное, что мы ограничили, это вывоз металлолома, но это как раз то сырье, которое сегодня востребовано очень сильно и необходимо для наших сталеплавильных предприятий.

— Но этот рост пошлины поможет снизить цену лома на рынке?

 Эта пошлина поможет ее стабилизировать. А чтобы снизить цену лома на рынке, нужно как-то изменить логистику закупок этого сырья. У нас существует огромное количество  более 200 станций, где этот лом собирается, откуда он потом уходит на экспорт. И там тоже достаточно дорогая логистика. Некоторые предприятия находятся рядом с этими станциями, но покупают в другом конце страны из-за конкуренции на металлолом.
Если бы возможно было создать удобную модель логистики, то цена может снизиться существенно, на 4000-5000 рублей, и предприятия не будут друг у друга из-под носа лом утаскивать, возить его через всю страну, а просто смогут его приобретать в необходимом количестве рядом с теми площадками, где они его используют.

А на снижение цены, пока цена мировая растет, вряд ли это подействует. Но позволит стабилизировать цену и не допускать взрывного роста экспорта этого стратегического для металлургов сырья.

— Эту повышенную пошлину по лому в €70 планируется ввести на полгода?

 Да, она вводится на полгода. Но если мы увидим, что сталь еще больше растет, значит, будем пошлину вновь увеличивать. Если цена будет снижаться, мы и пошлину будем уменьшать.

— А биржевые торги ломом рассматриваются?

 Это бессмысленно, потому что это не коммодитиз. Это товар абсолютно разного качества и его невозможно продавать на бирже. Кто хочет, пусть продает, никто же не запрещает.

— А какие еще меры обсуждаете?

— Мы договаривались о том, что будем напрямую сводить производителей металлургической продукции с потребителями, способствовать установлению прямых формульных контрактных отношений. А для государственных строек, региональных и муниципальных будем просить делать скидку на те объемы, которые для этого потребуются. Причем значительную.

— 25%?

 Сколько процентов, я говорить не буду, потому что это коммерческая тайна. Но скидки будем просить существенные. А что касается региональных строек,  в нескольких десятках регионов у нас имеются площадки металлургических заводов, они уже там выплачивают больше налога на прибыль. Регионы могут эту дополнительную прибыль направлять, в том числе, и на свои стройки.

— А когда может заработать механизм по резервам для госстроек?

 Что касается Росрезерва, это инструмент  долгоиграющий. Закупать в резерв нужно не на подъеме, а на падающем рынке. Поэтому сейчас мы с Росрезервом это прорабатываем. Посчитаем необходимый объем и номенклатуру, которую надо заложить [в резерв], предусмотрим деньги в бюджете и при сложившейся правильной конъюнктуре ценовой эту продукцию закупим.

— Цены на пиломатериалы выросли. Ждете ли вы дефицита древесины и как с этим будете бороться?

 Цены на пиломатериалы растут и растут во всем мире  это правда. У нас какие будут приниматься решения в лесопромышленном комплексе, пока непонятно. Но сейчас они обсуждаются.

— Но дефицита пиломатериалов не будет?

 Нет. Потому что как вы помните, мы с 1 января 2022 года вводим определенные ограничения на экспорт круглого леса, соответственно, этого круглого леса будет достаточно для производителей пиломатериалов внутри РФ.

— Просто цены будут высокие?

 Цены будут зависеть от того, как будет складываться конъюнктура рынка и как будет складываться спрос. Сейчас спрос повышенный, но все равно строительный сезон закончится и будет охлаждение, как по металлургической продукции, так и по лесной.
 

Источник: ТАСС

3399 просмотров

Также рекомендуем:


MN В TW

Комментарии
Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться
extenso
ЮТЮБ
ИНТЕР ФУД УРАЛ 25.11

Маркировка
ФУ ТЕЧ УРАЛ 25.11
Подпишитесь на нашу рассылку
Рейтинг производителей


Аналитический центр Milknews
Распаковка
Питание детей 17 июня
Распаковка
Питание детей 17 июня