Почему самая продвинутая страна Африки теряет молочное производство


С середины 90-х годов количество молочных ферм в самой продвинутой стране Африки упало более чем в три раза. При этом южноамериканские переработчики все еще экспортируют свои товары, хотя в страну завозят много молочной продукции, поэтому она считается нетто-импортером молока. Как получилось, что отмена европейских квот на производство молока ударило по ЮАР, и почему эта африканская аграрная супердержава не может сама себя обеспечить сырьем?

Казалось бы, про Южную Африку можно рассказывать историю успеха сельского хозяйства: вина страны пьют во всем мире, в том числе и в России, фрукты расходятся по всем континентам, зерновые активно экспортируют во многие уголки Земли. Там есть и плодородные земли, и вода (проблемы с водой в Кейптауне не относятся ко всей территории огромной страны и во многом являются упущением местных властей). Наконец, страна не знает голода и постоянных неурожаев, как ее соседи по континенту.

В то время, как в соседнем Зимбабве у белых аграриев отняли фермы, а некоторых даже убили, в ЮАР правительство выкупило их по справедливой рыночной цене 5 млн га для передачи чернокожему населению. В Зимбабве, как известно, отъем земли превратил ее из кормилицы Африки и относительно успешной страны в голодный край с рекордной инфляцией в истории.

Тем не менее, ЮАР далека от успеха в сельском хозяйстве. Дело в том, что местный АПК обычно сравнивают с соседними странами, где все очень плохо, и делают выводы о его успехе на фоне этой низкой базы. По сравнению с ЕС и США, ЮАР еще очень далеко до продвинутого сельского хозяйства.
 

Потому что денег нет

Начиная с 1994 года, власти ЮАР активно пытались выровнять количество белых и черных фермеров, аккуратно выкупая земли по рыночной цене. Предполагалось, что это поможет восстановить историческую справедливость, но напряжение между владельцами хозяйств только растет, и даже в прошлом году фиксировались десятки убийств в месяц.

В результате передела процент убыточных ферм, по данным различных исследований, составляет сегодня от 70% до 90%. Среди них были и проекты по молочному животноводству. Новым фермерам не хватило инвестиций и опыта. Как выяснилось, выживают в основном те, у кого есть биологическое образование.

Проблема также и в том, что государство раздает земли без всякой программы развития таких ферм. Новые владельцы не только не получают никаких субсидий и дотаций в дальнейшем, но и не имеют доступа к необходимым знаниям. Их никак не готовят к новому виду деятельности, фактически бросая на произвол судьбы. Естественно, у людей, никогда раньше не связанных с управлением аграрными проектами, возникают всевозможные проблемы.

Впрочем, и существующие фермы буров (этническая группа в ЮАР) не получают никакой поддержки от государства. Ее просто не предусмотрено. Молочное животноводство в ЮАР живет вообще без субсидий, поэтому уже много лет фермеры консолидируются и наращивают размеры стада. Если в 90-е годы средний размер молочной фермы составлял только несколько десятков коров, то сейчас уже 350, и эта цифра быстро растет.

Молочная продуктивность коров при этом довольно высокая, так как молочное производство считается профессиональной сферой деятельности - около 30 л в день у голштинов, и в районе 20 л - у айширской породы и джерси, по данным местного статистического бюро. Получается, продуктивность в 7-10 тыс л в год на корову, то есть в два раза больше, чем в России. Несмотря на сокращение количества ферм, производство сырого молока с 1997 года остается стабильным - в районе 2 млн литров в год, согласно данным FAO. Спрос на сырое молоко лишь немного превышает предложение.

Производство сырого молока сосредоточено у моря из-за проблем с водой: более 80% территории страны - это либо засушливая зона, либо в этих регионах нельзя полагаться на осадки. Поэтому два главных молочных региона страны - это Западно-Капская и Восточно-Капская провинции на юге страны. Знаменитая благодаря Корнею Чуковскому Лимпопо производит меньше всего молока - менее 1%.

Получается, что производителям приходится перевозить сырье на огромные расстояния, потому что большинство переработчиков находятся в провинции Гаутенг на севере страны, где сосредоточена практически вся промышленность ЮАР.

Несмотря на все эти сложности, молочная отрасль, согласно данным FAO, все еще является драйвером растениеводства и основным источником инвестиций в него. Кроме того, она косвенно поддерживает туризм благодаря производству местных молочных продуктов. Молочные фермы до сих пор являются главным потребителем сельскохозяйственной техники в стране.
 

Переработчики свои и чужие

В стране работают международные компании, такие как Parmalat, Danone, Nestle, так и крупные местные проекты вроде Dairybelle и Clover. В большинстве ниш они контролируют основную часть рынка. Но при этом масштабы страны позволяют существовать 150 переработчикам и 115 дистрибьюторам, о чем свидетельствуют данные Milk South Africa.

Parmalat, согласно информации Euromonitor, является неоспоримым лидером на местном рынке сыра с долей в 29%. Он серьезно опережает ближайшего конкурента Dairybelle, у которого всего 15% рынка. Dairybelle - это южноафриканская компания, специализирующаяся на сырах. При этом в прошлом году Parmalat только закрепил свое положение благодаря росту доли на рынке бренда моцареллы и маскарпоне Galbani, запущенного в стране в 2015 году. В дополнение ко всему, знакомый всем россиянам его бренд Président укрепился в премиальном сегменте.

Clover контролирует 30% рынка питьевых молочных напитков и считается крупнейшим производителем молочных продуктов в Африке. Эта компания, по мнению Euromonitor, усилит свои позиции в ближайшие года из-за финансовых возможностей и на фоне падения цен на сырое молоко, которое сильнее всего ударило по мелким переработчикам.

Ниша йогуртов вообще занята фактической олигополией четырех компаний. Эта самый прибыльный сегмент, так как спрос на йогурты в ЮАР очень высокий: 40% молока, по данным FAO, перерабатывается в йогурты или другие молочнокислые напитки.

Безраздельным лидером в 2017 году оставался Danone с долей в 42%, пишет Euromonitor. Бренды Nutriday и Inkomazi Maas каждая имели по 37% рынка. Остальное поделили мелкие производители и частные бренды. Еще есть специализированная компания Yogi Sip, которая контролировала 38% рынка именно питьевого йогурта.

Треть рынка других молочных продуктов (то есть зернистых сыров, сливок для кофе и других нишевых товаров) контролировала Nestlé.

Согласно данным FAO, производство молочных продуктов в ЮАР должно расти на 5 млн т в год, чтобы успевать за ростом численности населения, поэтому у южноафриканских переработчиков хорошие перспективы развития.
 

Законы Африки

Только в марте 2016 года в ЮАР ввели регулирование маркировки, названное R260, разработанное южноафриканским Министерством сельского, лесного хозяйства и рыбоводства. Оно закрепило правила информирования покупателей о составе и питательной ценности молочной продукции. По данным Euromonitor, новый закон в первую очередь затронул категорию зернистого сыр, йогуртов и питьевых молочных продуктов и не сильно отразился на твердом сыре.

В целом, производителям, а значит и потребителям, пришлось заплатить за обновление правил информирования на этикетках, но Euromonitor считает, что в итоге дополнительная информация привлекла новых покупателей на рынок молока.

Закон разделил молочные товары по жирности. Высокой жирностью считается от 4,5%, продукты средней жирности - это 1,5-3,3%, а низкая жирность - 0,5-1,5%. Обезжиренным молочным товаром может считаться все, где жирность ниже 0,5%. В промежуток 3,3-4,5% попали необезжиренные товары. До этого многие бренды называли молочные товары 1,5-2,5% жирности продуктами с низким содержанием жира.

До этого закон о маркировке молочных товаров в ЮАР обновляли в 1987 году.
 

1987 просмотров


Комментарии
extenso
Разбор Маркировка
дейри теч

Подпишитесь на нашу рассылку
11 съезд союзмолоко


Аналитический центр Milknews
Агрофарм
Агрофарм