Дмитрий Преображенский Агробизнес - это не дауншифтинг


В октябре в Сербии пройдет 8-ая Международная конференция «Молочное скотоводство-2018», организованная "АйБиЭс" при поддержке Росживотноводсоюза и Союзмолоко. Milknews поговорил с генеральным директором компании Дмитрием Преображенским о том, как изменился рынок за 15 лет работы ”АйБиЭс” в России и о том, зачем участники конференции колесят по всему миру ради участия в конференции.

Milknews: Сейчас вы занимаетесь подготовкой к 8-ой конференции. Что там будет, и зачем туда ездят участники? Кто они?

Преображенский: Сейчас мы находимся на завершающей стадии формирования делегации. От 30 до 40% участников ездят на нашу конференцию регулярно, и поэтому образовался некий клуб общения. В основном приезжают представители европейской зоны России, возможно, к нам присоединятся коллеги из Беларуси.

Мы её назвали международной не потому, что развиваем дружбу народов, а потому что приглашаем докладчиков из международных компаний, которые занимаются инновациями в молочном скотоводстве. Конференция ориентирована в первую очередь на русскую аудиторию, и мы не особо претендуем на то, чтобы эту аудиторию расширить за счет участников из других стран.

Milknews: Почему?

Преображенский: Во-первых, участие в конференции сопряжено с определёнными затратами, не каждое предприятие может отправить своего сотрудника в командировку. Хотя если ты - интересующийся, развивающийся человек, хочешь общаться с коллегами, делиться своими радостями и узнавать о чужих, то не стоит жалеть денег на то, что может принести успех предприятию.

Во-вторых, политически это иногда очень сложно сделать. У нас были попытки наладить работу с союзами тех стран, где мы проводим конференцию (а проводим мы каждый раз в новой безвизовой стране), и не всегда местные коллеги стремятся идти к нам навстречу. К примеру, шесть лет назад мы пытались предложить турецким партнерам провести конференцию совместно, но не получили отклика. При этом в Турции рынок крупного рогатого скота достаточно интенсивно развивается, и их опыт развития молочной отрасли крайне интересен. В стране был реализован действительно уникальный проект, подразумевавший практически бесплатное выделение кредитов под строительство молочных ферм. Это привело к взрывному росту поголовья.


Milknews: И как результат мы видим взрыв производства сухого молока и рост поставок в Россию.

Преображенский: Да, абсолютно верно. Но главное - это занятость сельского населения, рост продуктивности животных и развитие новых технологий. Наши коллеги из Западной Европы просто не вылезают из Турции, Китая и находятся в постоянном контакте с их R&D отделами.

Cправедливости ради стоит отметить, что раньше они очень много работали в России. Но в последнее время реже начали к нам ездить. И не только из-за тех или иных политических событий, но, мне кажется, и потому, что на тех рынках отдача у людей другая. Да, R&D вложил огромные деньги в разработку нового препарата, но не хочется ограничиваться только отработкой вложенных денег: есть и некая моральная отдача, когда ты видишь в людях огонь профессиональной заинтересованности. В наших людях он тоже присутствует, но я бы сказал, “через раз”. Хотя нам как раз везёт на таких людей.


Milknews: Какие темы вы обсуждаете в вашем “клубе”?

Преображенский: Некоторые темы мы поднимаем “с упорством обречённых”. Основные вопросы - воспроизводство стада, вопросы технологии содержания, кормления, выбора оборудования, лечения, ветеринарные аспекты. Аудитория у нас смешанная - от директоров предприятий до высококвалифицированных технологов и ветврачей, “остепененных” кандидатскими регалиями.

Таким образом, экономически аспекты и профуниверсальные моменты выходят на повестку дня в первую очередь. Детали же более узкопрофессиональны. Я по образованию вирусолог, и возможно могу часами обсуждать преимущества штаммов и тонкости различия антигенов, но такие вопросы лежат за рамками этой конференции. Нас интересуют конкретные вещи: как использовать практические наработки европейских и отечественных технологов в наших непростых условиях. А условия действительно непростые: цены на молоко сегодня потянулись за международными и резко упали.
 

О ситуации на рынке

Milknews: В чем причина падения цен, и какова ситуация на рынке в целом?

Преображенский: Я могу догадываться о причинах происходящего, но могу сказать, что, в моем понимании, мы идём вслед за птицеводством и свиноводством. Очевидно, нас ждут объединения крупных индустриальных предприятий, производящих молоко. Я думаю, что снижение цены на молоко - один из признаков такого приближающегося движения. Нам от этого работать будет, наверное, сложнее.


Milknews: Кому - нам?

Преображенский: Тем, кто как и мы, работает в сфере оказания услуг производителям. Мы - это производственно-торговая компания “АйБиЭс”, которая была создана 16 лет назад как частный проект по работе с новшествами в области кормления. По ряду причин она стала на 80% ориентирована именно на молочное скотоводство.

Таким как мы и более крупным, и более мелким компаниям  становится достаточно неуютно работать в этой обстановке, хочу посетовать. Почему? Потому что не каждое укрупнение производственных проектов влечёт за собой улучшение этого проекта. Допустим, было 10 подмосковных предприятий, которые худо-бедно работали на рынке. Затем они были объединены в общую структуру, но теперь на отделение Х кубометр досок на покрытие пола выписывается в течение трёх месяцев, а не дней. Наверное, что-то неправильно в структуре, когда люди в организации не имеют полномочий на принятие решений, что идет в ущерб производству. Опять же это, может быть, болезни роста, но мы это видим.


Milknews: Это проблемы конкретного предприятия или издержки консолидации в целом?

Преображенский: Мы говорим только о той сфере, в которой работаем - в области здоровья животных, кормления, сырьевых, технологических моментов. Здесь крайне важен вопрос оперативного принятия решений.

Дело в том, что молочное скотоводство, в отличие от птицеводства и свиноводства, подразумевает очень много ручной работы в интеллектуальном смысле слова: не в том, что “грузить больше - таскать дальше”, а в том, что во многих хозяйствах скотина до сих пор ещё имеет клички. Структура самого хозяйствования и человеческих отношений ещё архаична, от этого постепенно уходят, но полностью в молочном скотоводстве от этого никогда не уйдут. Курица же измеряется в тысячах голов на один корпус - идёт обезличивание. Даже если вы посмотрите на опыт Западной Европы, где работает фермер не с 2000 голов, а с 300, то он же их знает всех “в лицо”. Роботы у него уже ездят, но своих коров он всех отличает.

Вообще в мировом молочном скотоводстве есть два типа хозяйствования, два полюса: ирландский тип и американский тип.



Milknews: И мы ближе к американцам?

Преображенский: Да, мы сегодня стараемся повторить американский тип, при этом забывая, что кормовая база у нас другая, генетический фонд другой, фонд трудовых ресурсов у нас другой, образовательный ценз другой - у нас очень много отличий. Тем не менее, кому-то кажется, что это оправданный выбор модели.

Другой вопрос, что мы не можем идти по ирландскому варианту. У нас зона рискованного земледелия, и мы не можем позволить себе такую роскошь - кормить свежей травкой коровку круглый год, тратиться на концентраты по минимуму, доить всего-навсего до 6,5 тонн, но иметь 8-9 лактаций.

Нам нужно найти баланс. Я бы сказал, что наш путь где-то посредине: безусловно, здоровый способ содержания животных, но менее обезличенный, чем американский вариант, условно говоря, менее насильственный. Говорят, там все-таки когда кормят корову, как поросёнка, а через пару лактаций она сдаётся под нож, но она и дает 40 тонн за эти 2-3 лактации. А чтобы это было выгодно экономически, надо много что знать и уметь.
 

О проблемах рук и голов

Milknews: В чем у нас основные проблемы? Какие ошибки допускают игроки рынка?

Преображенский: В первую очередь проблема - это руки, головы и злонамеренность или непрофессионализм персонала. Это основная причина отклонений, “золотыми порошками” эти вещи исправить нельзя. Ты не можешь существовать с удоем в 2-2,5 тонны, а таких хозяйств много. А вот на совещании Росживотноводсоюза прозвучала недавно фраза, что и сейчас почти 60% скота в России все еще доится в вёдра.

Работы в этом направлении - непаханое поле. Понятно, что если бы наши технологии и наши способы решения технологических задач клиентов не устраивали, от нас бы просто отказались. Слава богу, мы общаемся с людьми много лет и находим в них себе соратников, друзей.

И еще одно, конечно, грустно: если раньше нам давали возможность получить практический опыт после окончания вузов, мы были востребованы, сегодня мы лишены такой возможности. Почему? Сегодня ни один вуз не отвечает требованиям агробизнеса, а люди часто выходят просто и неграмотными, и неопытными. Мы тоже выходили неграмотные, но у нас были академические знания, люди были готовы терпеть нашу книжную глупость и передать нам в руки ремесленную часть. Сейчас молодёжи это делать очень сложно, и кадровый голод ощущает любое сельскохозяйственное предприятие. Слава богу, и такие специалисты есть среди молодежи. Стоит позавидовать их уровню профессиональной эрудиции и желанию добиться производственных результатов. Сейчас человек должен порвать с прошлой жизнью, уехать куда-то, сам набираться опыта и проходить весь путь проб и ошибок.


Milknews: То есть работа в сельском хозяйстве - это скорее дауншифтинг?

Преображенский: Вот у меня сын спросил, что это такое. Он ушёл из авиационной сферы в сельское хозяйство, и ему друзья сказали, что это дауншифтинг. Я сказал, что дауншифтинг - это когда человек в 30 лет по метро шарится и на улице ночует, а если человек уходит в агробизнес с целью профессионального роста, то это не дауншифтинг. Грубо говоря, 50 000 рублей и в сельском хозяйстве, и в московском офисе пахнут одинаково - трудом.


Milknews: За эти 15-16 лет что в отрасли изменилось в лучшую и худшую стороны?

Преображенский: Безусловно, повысился уровень квалификации ведущих специалистов - земля и небо. Явно четче стало понимание задач, владение технологиями - с одной стороны. С другой стороны - печаль, потому что сельское хозяйство обеспечивает работой национальный фонд во всех странах, и почему-то рядом с Амстердамом корова может пастись, а рядом с Люберцами она не смотрится. Безусловно, есть общая тенденция укрупнения городов, никуда не денешься. Но не всем жить в скворечниках. Меня также смущает, что у нас видят развитие АПК в сельхозкластерах. Слово “кластер” предполагает очаговость населения и прибыли, а значит и одичание остальной территории. Очень не хотелось бы стать свидетелем этого процесса, хотя признаки есть.

Ту же самую Рязанскую область я бы привёл как позитивный пример на фоне всего, что происходило за последние годы. Московскую область я бы к этому числу не отнёс, к сожалению. Поголовье упало вдвое, а земли все распроданы, и там стоят дачи тех людей, которые не знают, откуда появилось молоко. Земли уходят, а их уже никогда не вернуть. А в Тверской области, например, и дач не строят…просто лес на полях и заброшенные деревни. Есть еще территории, которые до сих живут как в 90-е. Это часть Поволжья, например, Пензенская, Саратовская области, которые доят около трёх тонн за год с коровы (я не имею ввиду единицы передовых хозяйств и агрохолдинги). Они просто зачастую не относят на свой счет все новшества, происходящие в нашей отрасли.


Milknews: Они не заинтересованы в развитии?

Преображенский: Во всяком случае, они так выглядят. Скорее, они находятся в иллюзии возможности консервативного выживания. Я понимаю, что всё изменится. Опять же, это не их вина, они тяжело работают и пытаются биться. Лягушка билась-билась и выплыла, и некоторые из них выплывут. Но часто контакта нет, и нам очень жаль.

Еще одно неприятное открытие - многие люди перестали читать. Если я в 1994 году давал объявление или статью в журнале, мне начинали звонить от Петрозаводска до Петропавловска, а сейчас этого не происходит. И не потому, что статья не интересная, а потому, что люди забиты объемами коммерческой информации или у них просто нет на это времени. Но зато начинают читать интернет, и он является источником информации для самообразования наших специалистов.

Безусловно, открытость выросла в разы за 15 лет, и благодарность труда в этой сфере тоже кратно увеличилась. Я когда-то занимался испытаниями в области производства вакцин за государственный счёт, а теперь мы трудимся в частных компаниях, и наши идеи и новые технологии проверяем на свой риск. Все принципиально открыты новому, хотят изменить к лучшему, и это здорово. Это кураж нашей работы, и именно этот кураж мы хотим привнести в нашу конференцию.
 

О болезнях и кормлении

 

Milknews: Какие можно выделить основные проблемы с кормами и болезнями?

Преображенский: Я бы остановился на том, что сырьевая база позволяет уверенно развивать сектор КРС в молочном направлении, а по поводу мясного - я бы подождал с ответом. Есть первая проблема и в мире, и в России - это проблема белка.

Проблема белка в его высокой себестоимости и коэффициенте полезного действия при использовании, а также конкуренции животных и человека за белок. С первой проблемой все достаточно понятно: нужно выращивать культуру А, вместо культуры Б. У нас есть ресурс, потенциал которого недооценен, - это люпин. Люпин - это русская соя. Есть в России и замечательный Всероссийский научно-исследовательский институт люпина.

Со второй не так все логично. Это то, чем мы занимаемся - пытаемся повысить коэффициент полезного действия кормления. Тот же белок может стать эффективным или неэффективным, и здесь важно внедрить технологии, которые сегодня наработаны в мире.



Milknews: Как можно повысить этот КПД?

Преображенский: Есть чисто технологические приемы в кормлении и содержании, а есть как раз те самые “золотые порошки”, которые качественно перестраивают структуру белка, то есть меняют его свойства. Например, он из состояния А переходит в транзитное состояние Б. Цена кормления в результате становится другой.


Milknews: В принципе практика кормления на современных комплексах в России отличается от кормления в США и Ирландии?

Преображенский: Я думаю, что она отличается большим раздолбайством. В этом вопросе важно всё, от величины резки силоса до количества дней закладки силосной ямы. Ну нельзя посуху ездить через поле и поднимать пыль, которая несет в себе споры клостридий. Коровы не будут долго жить. Мы говорим: ”Господа, посмотрите, какая у вас высота среза травы? Вы захватываете снизу почвы с клостридиозными спорами, так почему удивляетесь, что идёт несварение у животных? У них просто избыток клостридий, и белок достается им больше, чем корове.

Чем более грамотный подход изначально, чем больше контроль за техникой применения, тем более надёжный и контролируемый результат получается. У некоторых производственников не хватает опыта постановки производственных испытаний. Например, часто не ставится контрольная группа, недостоверно обсчитывается результат или некорректно подбирается группа животных. На крупных предприятиях не везде есть специальные отделения для отработки новых технологий с возможностью применить препарат и отследить результаты. Мы этим пытаемся заниматься, иногда успешно, иногда нет, как на любой работе. Когда получается - рады, не получается - расстроены, переживаем, начинаем снова. Ну, что делать? Переделываем.


Milknews: Помимо белка, какие ещё у нас есть кормовые проблемы?

Преображенский: Вторая проблема - это усвоение клетчатки, как инструмент управлением себестоимостью молока. Основная задача - это повышение эффективности усвоения клетчатки, поскольку источником энергии в нашей северной стране является именно она. Корову можно комбикормом не кормить, а вот клетчаткой кормить её надо. Она худо-бедно будет жива и здорова, а молока, возможно, даст не меньше. А вот если её кормить, как свинью, комбикормом, то это будет и дороже, и умрет она быстрее.

Мы понимаем, что чем больше дешёвых кормов использовать, тем более дешёвое молоко выходит по себестоимости. И рубль, вложенный в качество кормов, дает выхлоп в экономии на другом типе кормов, в частности комбикормов.

Тех, кто летом переходит в кормлении на лютики-цветочки естественного выпаса, остается все меньше. Если мы говорим о консолидации отрасли и её индустриализации все-таки по американскому типу, то через 10-15 лет их будет совсем мало, а молоко перейдёт в категорию эксклюзивных фермерских продуктов, которые будут гораздо дороже стоить из-за того, что корова паслась на лугу. Возможно, мы найдём какой-то третий путь.


Milknews: Какие болезни вы бы назвали главной проблемой молочного сектора? 

Преображенский: Я уже упоминал проблему распространения клостридиоза. Это сегодня бич сельского хозяйства. Данная проблема связана с рядом технологических ошибок, неэффективности вакцинаций. С противовирусными вакцинами тоже есть ряд сложностей. Например, растущая иммунотолерантность. Формально на бумаге у вас может быть вакцинирован скот, а на самом деле без выработки антител скот становится потенциальным депо вируса.

До сих продолжается спор практиков, что лучше - убитая вакцина или живая. Хотя каждая компания утверждает, что ее вакцина самая лучшая, в биологии нет универсальных инструментов. Невозможно починить «Мерседес» только ключом на 17, необходимо много инструментов.


Milknews: Считаете ли вы критической проблему с лейкозом?

Преображенский: Я считаю, что критическую психологическую отметку большинство сельхозников уже прошло. Народ смирился, что он есть, и ничего с этим не сделаешь. Мы все знаем, что есть американский тип хозяйствования, когда лейкоз не считается проблемой, и европейский, когда такой скот нужно выводить из стада. Почему выбрали именно европейскую модель, мне трудно сказать, существуют же методы обезвреживания лейкозного молока, но этот выбор, конечно, драматично сказывается на экономике хозяйств. Некоторые из ферм сейчас только заканчивают зачистку, некоторые только к ней приступают. Это занимает не один год, и некоторые предприятия становятся в результате вывода лейкозного стада финансово несостоятельными.


Milknews: Есть ли ещё какие-то острые углы? Какие ошибки допускают производители?

Преображенский: В основном это неграмотность, погоня за сиюминутной выгодой и мнимой экономией. Я думаю, здесь должны работать сотрудники службы экономической безопасности на предприятиях. Служба безопасности, как правило, - это люди вне профессии, которые не могут технологически оценить правильность выбора специалистов. Порою, выбор методик, средств и технологий производится по прямой ценовой оценке. Иногда удивляет факт, что принимаются решения, явно ущербные для инвесторов.
 

О молочном и аграрном будущем

Milknews: Чем отличаются секторы, если говорить про кадры, про какие-то особенности и присущие только нам проблемы?

Преображенский: С крупным рогатым скотом работают самые душевные, самые преданные своему делу специалисты. Это свойственно в принципе сельскому хозяйству, но с коровами много ручного труда, и это долгие деньги, долгие проекты. Не у каждого инвестора хватает духу рискнуть и вложить свои деньги на 10 лет в молочный проект. Все хотят 35 дней - и забил на мясо. Именно это хранит нашу отрасль от глобализации в том смысле, которая прокатилась волной по птицеводству и свиноводству.


Milknews: Тогда последний вопрос: что будет через 10-15 лет? Куда идет отрасль?

Преображенский: Я думаю, что доля отечественного производства технологических решений значительно вырастет. Есть узкие сегменты, где мы неплохо себя чувствовали и чувствуем: биохимия, отдельные узкие вирусологические разработки. Но мы через 10 лет по-прежнему будем отставать от западных коллег. Это связано с риском  инвестиций в производство в нашей сфере и с тем, что слишком большой технологический разрыв сохранялся все эти годы.

Он и раньше был: когда я в 1987 году дул в пробирку, произведенную известной международной компанией, пользовался реактивом той же компании, купленной на нефтяные доллары, я уже отставал от товарищей из-за границы, я только пытался повторить их метод анализов. Прошло уже тридцать лет с тех пор, а я по-прежнему отстаю, только уже на 50 лет. Это надо признать и не отчаиваться. Дорогу осилит идущий.


Milknews: Может произойти какая-то революция? Прорыв?

Преображенский: Если изменится принцип кредитования долгосрочных производственных проектов. У нас есть куча производственных идей, в том числе в части синтеза препаратов, но я же не самоубийца - запускать этот проект, несмотря на то, что синтез в стране практически сведён к нулю. Он начинался в 80-е годы, а потом мы его разрушили и не построили ничего вместо этого. О каком импортозамещении в нашей отрасли может идти речь, если нет синтеза молекулы?

Себестоимость импортной фармпродукции (это к кормам не относится) составляет около 10% от продажной цены, но это позволяет инвестировать огромные деньги в дальнейшее развитие. Это не значит, что крупные компании хорошо живут, хотя они хорошо живут. Важно, что значительная часть уходит в дальнейшее развитие. Некоторые отечественные производители же считают, что если они продадут дешевле других, то всех объегорят. На самом деле те, кто пошёл по пути просто продажи, в итоге не имеют средств к развитию производства. Ну хорошо, купил себе дачу, а дальше что? Как ты будешь конкурировать через 15 лет?

Я думаю, что последствия этих сложных для страны 30 лет не исчезнут так сразу за 10 лет. Есть успешные проекты, но это исключения, это повторы западного опыта. Важен будет уровень подъёма на сельском хозяйстве: конечно, умрут те, кто не выдержит конкуренции (а она явно обостряется на секторе молочного скотоводства), останутся те, кто вовремя купил ГСМ, кто построил свою переработку, кто может жить на рентабельность 15% во время кризисных периодов. С другой стороны, как результат действия Союзмолоко, насколько я понимаю, идут изменения в техническом регулировании и борьбе с фальсификатом, и спрос на нормальную продукцию должен восстановиться. Всё-таки люди не идиоты, чтобы есть пальмовое масло вместо нормальных молочных продуктов. Вот об этом и поговорим на конференции.

13665 просмотров

Молочные сессии седьмое заседание

Комментарии
Скрябин Игорь
Дмитрий, спасибо за профессиональные, честные и актуальные ответы! Полностью разделяем Ваше мнение. И, более того, реализуем на практике "смешанную" модель в Московской области. К сожалению, с очень большими трудностями, но уверенно и результативно. Было бы интересно объединить усилия.
С уважением и надеждой.
Дмитрий Преображенский
Спасибо, Игорь! Есть предложение встретиться и обговорить варианты.
Наши контакты Вы найдете на сайте www.ibsagro.ru
Игорь Скрябин
Спасибо, обязательно свяжусь с Вами.
extenso
МАРКИРОВКА
Какие темы статей вам интересны?
Проголосовало: 88


Retail forum
Петерфуд
Подпишитесь на нашу рассылку
Кизель вебинар


Аналитический центр Milknews
Агрос экспо
Агрофарм
Агрос экспо
Агрофарм