Эконива семена

«Интерфакс»: АПК споткнулся о точку роста


Российский аграрный комплекс за последние годы при мощной поддержке государства свыкся с позицией драйвера экономики и казался неуязвимым. Даже в условиях беспощадного COVID-19, который хоть и навел панику на потребительском рынке весной этого года, но не смог остановить поступательное развитие отрасли. По итогам 11 месяцев рост сельхозпроизводства составил 1,5%, положительная динамика, в отличие от других отраслей, ожидается и за весь год. На другой чаше весов - падение в октябре и ноябре.

В уходящем году АПК освоил новую систему господдержки, аграрии резко нарастили закупки сельхозтехники, причем в основном отечественной, и удобрений. В условиях пандемии они справились с полевыми работами и получили второй после рекордного 2017 года урожай зерна - 132,9 млн тонн. Сделан очередной шаг в развитии биржевой торговли зерном - в декабре на Московской бирже запущены поставочные фьючерсы на пшеницу.

Россия сохранила за собой лидерство на мировом рынке пшеницы, активно осваивала новые рынки сбыта и предлагала им не только традиционное сырье, но и продукцию глубокой переработки. Прошлогодний показатель по экспорту в $25,6 млрд был достигнут уже в начале декабря и тогда же глава Минсельхоза Дмитрий Патрушев на совещании президента с членами правительства доложил, что по итогам года он составит $28 млрд. Российская продукция поставлялась почти в 160 стран мира.

И все-таки в этом году и внешние, и внутренние факторы привели к тому, что отрасли, которая, казалось бы, давно адаптировалась к рыночной экономике и то и дело напоминала о своей амбициозной задаче зарубежной экспансии, пришлось испытать жесткое регуляторное давление. Во многом из-за роста цен на продовольствие Центробанку пришлось корректировать годовой прогноз по инфляции (по предварительной оценке, из роста прогноза в 0,7 п.п. на ускоренное удорожание сахара и подсолнечного масла пришлось 0,2 п.п., экспортных цен на зерно - 0,3 п.п).

Цены устремились вверх в самый неподходящий момент: накануне Нового года, когда негативные информационные поводы воспринимаются особенно остро, и в преддверии большой пресс-конференции Владимира Путина, что и вовсе непростительно. Публичная реакция президента на скачок цен была довольно предсказуемой: разнос с последующим комплексом мероприятий по пожаротушению. Дальнейшее читалось и вовсе без труда - "договоренности" с ритейлом и производителями (разумеется, сугубо добровольные) и госрегулирование цен на полках. При этом помимо набора демонстративных воспитательных мер правительство и рынок получили от Путина и вполне содержательный сигнал: субсидирование экспорта на фоне роста цен на внутреннем рынке признано ошибкой.

Регулирование экспорта: от нервотрепки до психоза

И именно на экспортном направлении, которое все последние годы считалось одной из явных точек роста АПК, регуляторная рука государства в этом году действовала довольно активно. К тому же усилился регуляторный зуд разного рода лоббистов, которые, поняв, что на фоне коронавируса настал их звездный час, завалили правительство различными запретительными просьбами. Причем они касались как экспорта, так и импорта продукции. Были обращения, в которых предлагалось, к примеру, ограничить ввоз яблок, слив и других фруктов. До предложений о запрете ананасов и бананов, правда, не дошло...

Весной, в частности, на несколько месяцев был запрещен экспорт подсолнечника, сои и рапса. Затем реальностью стала нетарифная квота на экспорт зерна, которая замаячила на рынке еще в конце 2019 года, но была введена с 1 апреля по 30 июня 2020 года в объеме 7 млн тонн. И хотя многие эксперты зернового рынка говорили, что особой надобности в ней нет и что экспортный потенциал на этот период составляет как раз эти 7 млн тонн и больше вывезти не удастся, "счетчик" включили. Причем реальный - на сайте Минсельхоза данные о выборке квоты демонстрировались открыто, в режиме реального времени.

Однако оказалось, что под верхним - на первый взгляд, прозрачным - слоем этого процесса таилась довольно мутная глубина. В результате "обходного маневра" с помощью неполного таможенного декларирования квота была выбрана менее чем за месяц. И получилось, что экспортеры, соблюдавшие правила игры, остались с загруженными зерном судами, но без квоты, а те, кто только еще планировал закупки зерна, уже имел свою долю в квоте. В результате "счетчик" заработал вновь, но теперь в обратную сторону, показывая возврат долей квоты, не подтвержденных реальным зерном.

В целом весной-летом ситуация разрулилась. Но вопрос - нужна ли была рынку такая нервотрепка, когда и так было ясно, что поставки не превысят размер квоты, - остался. Тем более, как отмечал ряд экспертов, до сих пор неизвестно, кто стал бенефициаром этого процесса.

Теперь рынок ждет новая квота на зерно - с 15 февраля 2021 года в объеме 17,5 млн тонн. Причем она будет тарифной. Ради этого раньше установленного срока (1 июля 2021 года) была "разморожена" нулевая экспортная пошлина на пшеницу. В рамках квоты поставки пшеницы теперь будут облагаться пошлиной в размере 25 евро за тонну, вне квоты - 50% от таможенной стоимости, но не менее 100 евро за тонну. Изменился и механизм распределения квоты - теперь будут действовать исторический принцип и лицензирование.

На введении экспортной пошлины настаивал ряд отраслевых объединений АПК, в частности свиноводы и мукомолы, которые несли убытки от резко возросших цен на зерно. В этом году цены, действительно, под воздействием мирового рынка и слабых урожаев в европейских странах и на Украине "пробили" высокие уровни - в 17-18 тыс. рублей за тонну, а по ряду регионов и выше.

Но если на весенне-летнюю квоту России мировой рынок отреагировал в общем-то спокойно, то реакция на новое ограничение была моментальной - цены на пшеницу резко повысились уже на сообщениях о планах по ее введению. Эксперты предрекли рынку "новый психоз", а производителям зерна - снижение закупочных цен, что, собственно, уже и происходит. Эффектом регулирования станет изъятие из кармана производителей по 25 евро за тонну зерна, а для стабилизации цен на муку и хлеб государство затратит 7,2 млрд рублей на субсидии и компенсации мукомолам и хлебопекам.

Как и с предыдущей квотой, эксперты считают, что 17,5 млн тонн соответствуют экспортному потенциалу на период ее действия - с 15 февраля по 30 июня. Нужды в ней не было, поскольку перед появлением информации о ее введении цены на мировом рынке "уже смотрели вниз", отмечали они.

Регуляторный азарт охватил и экспорт других культур. Опасения "перевывоза" подсолнечника, мировая конъюнктура которого в этом сезоне благоприятствует его экспорту (цены взлетели более чем в два раза, один из аналитиков назвал это сумасшествием), привели к повышению с 9 января экспортной пошлины на него, а также на рапс. До 30 июня ее размер составит 30%, но не менее 165 евро за тонну. В настоящее время пошлина существенно ниже - на подсолнечник 6,5%, но не менее 9,75 евро за тонну, на рапс - 6,5%, но не менее 11,4 евро за тонну.

Повышение пошлины на подсолнечник в этом году агрессивно лоббировала масложировая отрасль, которой не давала покоя 300%-ная, как подсчитали маслодобытчики, маржа его производителей на фоне высоких мировых цен. Впрочем, представителей отрасли не смущало то, что под воздействием роста мировых цен и на масло, которые с легкостью перешагнули рубеж в $1 тыс. за тонну, они не только активизировали его экспорт, но и резко взвинтили внутренние цены, заставив вмешаться в этот процесс президента страны.

Чтобы остановить эту ценовую гонку, между ритейлерами и производителями подсолнечного масла, а также и сахара, который в этом году тоже вышел в рекордсмены по росту цен, были подписаны соглашения о фиксированных оптовых и розничных ценах. Они будут действовать в течение первого квартала. К тому же над масложировой отраслью чиновники повесили "дамоклов меч" своего регулирования - если цены не снизятся, будет введена экспортная пошлина и на подсолнечное масло в размере 15%, но не менее 135 евро за тонну.

По оценкам экспертов, в настоящее время РФ вывозит до 60% и более произведенного подсолнечного масла. Это самая большая доля по экспортным товарам АПК. По пшенице, к примеру, этот показатель составляет порядка 40%.

А вал запретительных мер в отношении масличных культур нарастает. На период с 1 февраля по 30 июня 2021 года планируется ввести экспортную пошлину и на сою в размере 30%, но не менее 165 евро за тонну. Но эксперты опасаются, как бы это решение не осложнило ход торговых переговоров с Китаем по открытию его рынка для российской свинины, ведь основные объемы российской сои идут на китайский рынок. Свиноводам же, которые уже насытили отечественный рынок и продолжают наращивать производство, китайский рынок нужен как никогда.

Набор регуляторных мер для ограничения экспорта может пополнить и отмена импортной пошлины на сахар-сырец. Про нее уже все порядком подзабыли, поскольку российский сахарный рынок за последние годы достиг самообеспечения. Но нынешняя ситуация, осложненная сокращением посевных площадей под сахарной свеклой, засухой в ряде основных свеклосахарных регионах и 40%-ным снижением урожая, заставила вспомнить и о "хорошо забытом старом". На недавнем совещании у премьер-министра глава Минсельхоза пообещал отменить пошлину на ввоз сырца, если цены на сахар не стабилизируются.

$45 млрд уходят за горизонт

Так что амбициозная цель по экспорту в $45 млрд, которую, как флаг, несли чиновники от агропрома, натолкнулась в этом году на суровую реальность, связанную как с пандемией, так и с девальвацией рубля, с ситуацией на мировых рынках. Горизонт ее достижения отодвинулся сразу на 6 лет. В соответствии с новым паспортом федерального проекта "Экспорт продукции АПК" (разработан Минсельхозом в соответствии с указом президента "О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года"), ориентир в $45 млрд перенесен на 2030 год. В прежнем документе этот показатель был предусмотрен на 2024 год. Теперь на этот год установлена новая цель - $34 млрд.

Была скорректирована и структура проекта. Новая редакция предусматривает сохранение существующих мер государственной поддержки, таких как льготное кредитование, субсидирование транспортировки и сертификации продукции АПК, поддержка производства масличных культур, реализация мероприятий в области мелиорации земель сельхозназначения.

Предусмотрено и введение новых мер поддержки - компенсации части затрат на создание и модернизацию предприятий, перерабатывающих сельхозпродукцию, части лизинговых платежей при приобретении оборудования предприятиями АПК, затрат рыбаков на покупку топлива.

Но финансирование проекта "Экспорт продукции АПК" в 2021 году снизится до 47,7 млрд рублей с утвержденных ранее 66,5 млрд рублей, в 2022 году - до 69,5 млрд рублей с 95,1 млрд рублей. На 2023 год предусмотрено 80,8 млрд рублей.

Эксперты продовольственного рынка назвали новые горизонты экспорта более реалистичными, чем прежние. По данным федерального центра "Агроэкспорт" при Минсельхозе, с 1 января по 13 декабря РФ экспортировала продукции АПК на $27,4 млрд против $23,8 млрд за аналогичный период прошлого года (рост на 16%). В том числе экспорт зерна составил $9,2 млрд против $7,6 млрд (рост на 22%), масложировой продукции - $4,4 млрд против $3,8 млрд (рост на 16%), мясной и молочной продукции - $1,09 млрд против $809 млн (рост на 35%), продукции пищевой и перерабатывающей промышленности - $4 млрд против $3,5 млрд (рост на 14%). В то же время стоимость экспорта рыбы снизилась на 2%, до $5 млрд с $5,1 млрд годом ранее.

Сюрпризы от COVID-19

На фоне других отраслей экономики агропромышленный сектор считается наименее пострадавшим от пандемии. Его в полной мере не коснулись локдаун - специфика производства в том, что его не остановишь, и удаленка - корову пока онлайн не подоишь.

Но влияние на него оказали такие факторы, как закрытие границ, разрыв логистических цепочек, падение потребительского спроса. В целом же основные игроки рынка отмечают рост производства и финансовых показателей, сохранение инвестиционных планов и программ развития. Корректировки, естественно были, но незначительные.

"Конечно, нельзя сказать, что мы не испытали влияние пандемии COVID-19. Она в той или иной степени коснулась различных аспектов деятельности компании, в том числе и экспорта", - заявил "Интерфаксу" руководитель управления по взаимодействию с отраслевыми союзами и государственными институтами торгового дома "Черкизово" Андрей Терехин.

По его словам, были логистические осложнения, причем они связаны в основном с усилением контроля ввозимых грузов со стороны стран-импортеров. "Порты задыхались от грузов, и их приходилось перенаправлять, что приводило к дополнительным затратам. Это мы ощутили, это создавало определенные неудобства и, к сожалению, продолжает оказывать негативное влияние, прежде всего на поставки в Китай, являющийся ключевым рынком для нашей птицеводческой продукции", - сказал он.

Влияние оказал и тот факт, что пандемия во всем мире серьезно отразилась на секторе общепита, от которого в той или иной степени зависел и определенный объем экспортных поставок "Черкизово". Но постепенно ритм поставок восстановился, все больше продукции направляется в другие каналы сбыта, рынки адаптируются к новым реалиям, отметил Терехин.

В этом году "Черкизово" планирует увеличить экспорт мясной продукции почти на 70%, до 85 тыс. тонн. Доля экспорта в продажах компании в натуральном выражении составит 8% против 5% в прошлом году. Как и в предыдущие годы, драйвером будет продукция из курицы: ее отгрузки могут увеличиться на 85%, почти до 63 тыс. тонн, и составят около 74% от всего экспорта группы.

Вместе с тем, как отметил Терехин, в этом году компания осваивала и новые рынки. "Пробой пера" назвал он экспорт в Саудовскую Аравию, отметив при этом, что это сложный, но весьма перспективный рынок. Экспорт свинины заметно вырос за счет открытия рынка Гонконга, появилась возможность поставок и во Вьетнам. В странах СНГ сохраняется весьма устойчивый спрос на колбасные изделия из России. "Поставки туда представляют коммерческую целесообразность и будут расширяться", - сказал он.

В ГК "Дамате", ведущем производителе мяса индейки в РФ, отмечают, что за время пандемии в компании существенно ускорились процессы цифровизации.

Рекордных финансовых показателей и CAPEX ждет в этом году ведущий публичный агрохолдинг - группа "Русагро". Согласно ее презентации, выручка "Русагро" в этом году увеличится на 16%, до 160 млрд рублей, EBITDA - на 80%, до 36 млрд рублей. Чистая прибыль тоже будет рекордной, как и CAPEX. Капвложения в 2020 году достигнут 19 млрд рублей.

Свой "сюрприз от COVID-19", как выразился директор Национального союза свиноводов Юрий Ковалев, получила и эта отрасль.

По его словам, в начале года прогнозировалось, что из-за роста производства цены на свинину в 2020 году снизятся на 10%. "И первая половина года абсолютно подтвердила этот прогноз - средняя цена на живых свиней была на 10% ниже, чем за тот же период прошлого года. А летом мы получили "сюрприз от COVID-19" - в третьем квартале по сравнению с аналогичным периодом прошлого года цена стала выше почти на 9%. И это несмотря на огромный прирост производства и полную обеспеченность рынка", - заявил он.

С третьего квартала начали срабатывать факторы, которые позволили разгрузить рынок, повысить спрос и, соответственно, цену. "В целом по году мы ожидаем уже не минус 10%, а порядка 2-3% снижения оптовой цены по сравнению с прошлым годом", - сказал Ковалев, уточнив, что этому способствовали практически полное отсутствие импорта свинины и рост ее экспорта, в частности, на фоне ослабления рубля и открытия рынка Вьетнама.

Но важнейшим фактором глава союза назвал рост внутреннего потребления более чем на 200 тыс. тонн за счет того, что миллионы россиян в этом году провели отпуск в стране, а не за рубежом, а также за счет целевых выплат семьям на поддержание покупательской способности. И, наконец, долгий период хорошей теплой погоды, которая продлила сезон шашлыков.

Таким образом, не столь резкое, как прогнозировалось в начале года, падение цен позволит отрасли сохранить не менее 33 млрд рублей. Это те доходы, которых могло бы не быть, отметил Ковалев.

Как считает гендиректор Национального союза производителей молока (Союзмолоко) Артем Белов, пандемия значительно ускорила в АПК многие процессы, которые ранее "шли вяло". "В компаниях стали больше задумываться о более точечном подходе к анализу издержек, собственной прибыльности, доходов, о том, каким инструментарием надо пользоваться для того, чтобы этими процессами более эффективно управлять", - сказал он.

По его словам, существенно ускорился процесс цифровизации. "Если, например, год назад мы прогнозировали, что доля онлайн-продаж в пищевой индустрии в течение 4-5 лет может достичь 10%, то сейчас уже по сути имеем ситуацию, при которой значительная доля товарооборота пищевой продукции осуществляется через различные онлайн-каналы", - отметил Белов.

Аграрные M&A: прозрачность невысокая, суммы небольшие

Несмотря на пандемию, АПК дал повод для немалого количества корпоративных новостей. Как и прежде, они фокусировались вокруг сделок M&A.

Второй год подряд активность в этой сфере проявляет ВТБ, который формирует свой зерновой бизнес на базе "Деметра Холдинга". В марте железнодорожный зерновой оператор "Русагротранс", входящий в группу "Рустранском" (50% плюс одна акция принадлежит ВТБ), стал владельцем 99,9% ООО "Транс-Грейн". Ранее "Транс-Грейн" принадлежал фирме "Трансгарант" группы Fesco. Сумма сделки составила 3,8 млрд рублей.

Весной же "Деметра Холдинг" приобрел 50% в компании Taman Grain Terminal Holdings Ltd, владеющей 100% долей ООО "Зерновой терминальный комплекс "Тамань" - глубоководного специализированного терминала по перевалке зерна. Эта доля была куплена у украинского сельхозхолдинга Kernel Holdings. Партнером ВТБ в терминале на 50% остается Glencore Agriculture, один из мировых лидеров в торговле сельскохозяйственной продукцией.

В апреле банк определился и с партнерами по зерновому бизнесу, продав почти половину "Деметра Холдинга". "Агронова" Таймураза Боллоева и Marathon Group Александра Винокурова получили 25% и 24,99% "Деметры" соответственно. Группа ВТБ осталась владельцем холдинга с долей более 50%.

В июле "Деметра" стала владельцем 100% зернового трейдера "Мирогрупп ресурсы", выкупив 30%-ную долю у Андрея Долуды. 70% в капитале зернотрейдера были приобретены в августе 2019 года. В конце октября холдинг начал формировать собственную элеваторную сеть, купив первый элеватор - Ипатовский комбинат хлебопродуктов в Ставропольском крае.

Как заявлял в интервью "Интерфаксу" первый зампред ВТБ Юрий Соловьев, "Деметра Холдингу" пока не требуются инвестиции от акционеров, он может развиваться на собственные средства. На нынешнем этапе и в "обозримом будущем" эта акционерная структура меняться не будет.

Продолжил расширять свои просторы и агрохолдинг "Степь", входящий в АФК "Система". Компания стала одним из крупнейших землевладельцев после покупки сельхозпредприятий "Родная земля" (Ростовская область), "Высоцкое" и "Чапаевское" (Ставропольский край). Земельный банк агрохолдинга составил 560 тыс. га, общая площадь садов - 780 га.

Но в этом году холдинг выступил и в качестве продавца - расстался с агрокомбинатом "Южный", который занимается выращиванием тепличных овощей в Карачаево-Черкесии. Новым владельцем комбината стал Аслан Каракотов, который развивает аграрный бизнес в Ставропольском крае. Продажу актива "Степь" объяснила необходимостью сосредоточиться на ключевых сегментах бизнеса - растениеводстве, агротрейдинге и молочном животноводстве.

В этом году, наконец, решилась судьба некогда крупнейшего в России производителя мяса индейки - компании "Евродон" и мяса утки - "Донстар". Взявшая в аренду "Евродон" дочерняя компания "Дамате" - "Индюшкин двор" - начала восстанавливать производство. Постепенно оживают и площадки "Донстара", на которые еще одна "дочка" "Дамате" - "Новые утиные фермы" - уже завезла утят и начала формировать родительское стадо. В мае "Дамате" и Россельхозбанк подписали договор об уступке прав требований по обязательствам "Донстара", в собственности у которого крупнейший в РФ комплекс по производству мяса утки на 16,5 тыс. тонн в убойном весе в год.

После ряда безрезультатных аукционов обрела хозяина и птицефабрика "Уральский бройлер" в Оренбургской области, которую контролировал Внешэкономбанк. Им стал "Ставропольский бройлер" (входит в ГАП "Ресурс", один из ведущих производителей мяса птицы в РФ).

Группа "Черкизово" купила у Cargill ООО "Компас Фудс" - завод по производству полуфабрикатов из куриного мяса (в основном для McDonald's).

Стратегическую, по его словам, сделку совершил в этом году председатель правления Союза экспортеров зерна Эдуард Зернин, ставший владельцем агрокорпорации "Био-Тон". Это один из крупнейших в РФ производителей подсолнечника, выращивает также озимую и яровую пшеницу, ячмень, кукурузу, горох, гречиху, нут и другие технические культуры. 75% корпорации принадлежит ему напрямую, 25% - через его же фонд "Биотех". ФАС одобрила сделку в мае этого года, а в октябре "Био-Тон" сообщил о покупке трейдера ООО "Грейнрус".

И это не последняя сделка. Как заявлял Зернин "Интерфаксу", корпорации интересны все инфраструктурные активы - элеваторы, причальные стенки, железнодорожные ветки: "Мы смотрим все активы, но только в Поволжье. Главное, чтобы они вписывались в нашу логистическую схему - действующую или перспективную". Земельный банк агрокорпорации составляет 452 тыс. га в Самарской, Саратовской и Ульяновской областях.

Некоторые бизнесмены в уходящем году примерили на себя роль агроинвесторов. Недавно созданная компания "Группа КМ", бенефициаром которой является совладелец УГМК Искандар Махмудов, стала владельцем сельхозпредприятия "Варяг" в Калмыкии.

А гендиректор "Русагро" Максим Басов решил попробовать свои силы в бизнесе foodtech, став владельцем около 5% сервиса доставки наборов продуктов Elementaree. Свою роль в компании он определил так: "Пока смотреть на результаты и обсуждать стратегию".

В новый для себя бизнес - производство говядины - решила вложиться сибирская группа "Горкунов", которая до этого занималась выращиванием тепличных овощей. Проект по созданию ферм и откормочных площадок обойдется ей в 30 млрд рублей до 2027 года.

Между тем, по оценке РСХБ, доля АПК в сделках M&A в стране остается незначительной - 1-1,5%, и динамика не меняется. Нет и четко выраженной тенденции как в сторону роста, так и в сторону снижения. Средний размер сделок остается довольно невысоким - по итогам 2019 года и 9 месяцев 2020 года он составил порядка $20 млн каждая.

Особенность сектора еще в том, что прозрачность на рынке, публичность сделок остается невысокой, многие сделки проводятся на конфиденциальной основе и ценовые факторы рынку не всегда понятны, отмечает банк.

В будущем РСХБ прогнозирует рост активности, поскольку в значительной части отраслей АПК инвестиционная стадия развития постепенно завершается, господдержка является точечной. И те компании, которые имеют высокую долговую нагрузку, будут постепенно уходить с рынка через продажу своих активов более успешным игрокам рынка. В ряде отраслей органический рост уже практически невозможен из-за насыщения рынка. Единственно возможным способом продолжения роста будет консолидация. Более активно эти процессы, по оценке аналитиков, будут идти в птицеводстве и свиноводстве.

Корпоративная жизнь отмечена и другими событиями. Возможно, к идее re-IPO после нескольких фальстартов решила вернуться группа "Черкизово" (принято решение о допэмиссии на 20% от увеличенного уставного капитала). Компания планировала провести re-IPO в 2018, а затем в 2019 году, но оба раза откладывала эти планы.

Напрасные переживания

В уходящем году был введен новый механизм господдержки отрасли, когда три вида субсидий - на молоко, единую и несвязанную (так называемую погектарную) - объединили и разделили на две - компенсирующую и стимулирующую. Компенсирующая направлялась на поддержание доходности сельхозпроизводителей, то есть компенсировала выпадающие доходы и распределялась на 1 га площади, на 1 литр молока. Стимулирующая поддерживала перспективные направления АПК, которые регионы выбирали из списка, составленного Минсельхозом.

"Это был новый механизм, и я очень переживала за то, как субъекты к нему отнесутся", - призналась замглавы Минсельхоза Елена Фастова на брифинге в конце ноября. К началу декабря кассовое исполнение по этому механизму превышало 80%, сказала замминистра.

В целом на обе субсидии было выделено 61,4 млрд рублей: 34,3 млрд на компенсирующую и 27,1 млрд - на стимулирующую. Новый механизм позволил увеличить господдержку: если в 2019 году на погектарную поддержку было направлено 11,3 млрд рублей, то в этом году на эти цели предусмотрено 8,3 млрд рублей в рамках компенсирующей и 4,6 млрд рублей - стимулирующей субсидии.

Субсидирование молочного скотоводства тоже выросло - с 8 млрд рублей в 2019 году до суммарных 12,2 млрд рублей (8,2 млрд рублей из компенсирующей и 4 млрд рублей - из стимулирующей субсидии).

Кроме того, в 2020 году выросла поддержка малых форм хозяйствования - до 13,9 млрд рублей с 10,5 млрд рублей в 2019 году. Увеличилось финансирование агрострахования - с 1,7 млрд рублей до 2,2 млрд рублей.

Наиболее востребованным направлением, которые регионы сами выбирали для субсидирования, остается производство молока. 67 регионов выбрали это направление в качестве приоритетного, 63 - на 2021 год. Затем следует производство зерновых - 60 и поддержка многолетних насаждений - 55. "Более точечными" направлениями стали развитие овцеводства (28) и льноводство (11).

На 2021 год соотношение субсидий сохраняется. "Мы решили, что сейчас не время снижать компенсирующую субсидию, начнем это делать после пандемии, когда ситуация улучшится", - заявила Фастова. Но объем субсидий снизится до 55,5 млрд рублей. Сократится и финансирование госпрограммы развития АПК в целом. На 2021 год предусмотрено 256,2 млрд рублей, на 2022 год - 279,8 млрд, на 2023 год - 295,5 млрд. В этом году финансирование превышает 300 млрд рублей.

Так что у замминистра Фастовой есть повод для переживаний и в 2021 году.

Будет сложно, но стимулы к росту сохранятся

Наступающий год также не будет простым для отрасли, считают эксперты. К эху коронавируса добавятся сложности, связанные с регулированием экспорта, с погодой, с зависимостью от импорта семян и других составляющих, с экспортными ограничениями, снижением цен на некоторые виды продукции, валютными колебаниями.

Первые и очень предварительные оценки экспертов показывают, что сбор зерна в 2021 году снизится, несмотря на то, что озимый клин превысил 19 млн га, увеличившись почти на 1 млн га. Проблема - в состоянии озимых. Оценка, сделанная Росгидрометом в начале декабря, удручает - 22% посевов находится в плохом состоянии, причем более чем на 2 млн га вообще нет всходов. Эксперты считают, что весной ситуация может поправиться, но не настолько, чтобы снизить долю "плохих озимых" до традиционных 5-7%.

Гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько видит серьезную проблему и для рынка кукурузы. "Семян под следующий год мало, стоят они дорого из-за серьезного недобора неурожая и у нас, и в странах ЕС, откуда мы завозим гибриды", - сказал он.

Проявилась и такая проблема, как рост арендных ставок на землю. "Повсеместно - и по югу, и центру. Это долгосрочный тренд. Видим, что пайщики, которые сдают землю в аренду, начинают серьезно и агрессивно залезать в карман операционным компаниям, - сказал он. - Это начинает напоминать западные рынки, где аренда стоит колоссальных денег и ее сроки очень короткие. И как только у арендаторов появляются какие-то деньги, арендодатели тут же оказываются на месте и гребут доход под себя".

При этом он отметил, что по итогам 2020 года у производителей зерна и масличных будет рекордная маржа. Исключение - производители сахарной свеклы, которые, несмотря на рост цены, зачастую едва смогут выйти на некоторую доходность, считает он.

"Но это в рублях. Если же смотреть на долларовую экономику, то все выглядит гораздо скромнее, поскольку аграрии сильно зависят от курса валют - значительная часть семян, химикатов, запасных частей к сельхозтехнике завозятся из-за рубежа. Это очень сильно бьет по карману", - заявил Рылько.

Сложным видит будущий год и Басов из "Русагро". "Дальнейший рост производства свинины будет сопровождаться снижением цен на нее, маржинальность мясного бизнеса может стать рекордно низкой", - считает он.

В то же время руководитель центра экономического прогнозирования Газпромбанка Дарья Снитко считает, что стимулы для развития отрасли, несмотря на сложности текущего года и ограничения экспорта, сохраняются.

"Тот факт, что объем озимого сева под урожай 2021 года увеличился почти на 1 млн га, говорит о том, что сельхозпроизводители считают пшеницу выгодной культурой и нацелены увеличивать ее производство, - сказала она. - Стимулы есть и у производителей масличных, несмотря на серьезные ограничения экспорта".

При этом аналитик отметила, что у масштабных ограничений экспорта есть четкий срок окончания - главное, чтобы они не перешли в постоянный формат.

Меняется и ситуация на внешнем рынке. "Мне кажется, что закупки на мировых рынках многих стран в последнее время напоминают потребителей в марте-апреле, которые скупали все в продовольственных магазинах, опасаясь дефицита. Очень агрессивно вел себя Китай, закупая много сои, кукурузы, свинины из-за того, что свиноводство серьезно пострадало от АЧС (африканская чума свиней - ИФ), - сказала Снитко. - Но эти факторы постепенно уходят. В будущем году в Китае увеличится сев и урожай кукурузы, поэтому он резко снизит импорт, соответственно, в ближайшие год-полтора упадут мировые цены. В том числе и на свинину, потому что в стране очень быстро восстанавливается поголовье".

В настоящее время спрос на продовольствие на мировом рынке растет, но не так быстро, как некоторое время назад, сказала аналитик.

Источник: "Интерфакс"

АПК

848 просмотров

Также рекомендуем:


беларусь ТОП

Комментарии
Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться
extenso
СИП 22.09
ДЗЕН кв

7 вопросов
ИНТЕР ФУД УРАЛ 25.11
АГРО БИЗНЕС
Подпишитесь на нашу рассылку
МЕГАМИКС 30.06


Аналитический центр Milknews
Соцсеть для животноводов
Сибирская агронеделя 12.11
Соцсеть для животноводов
Сибирская агронеделя 12.11