Интервенционный фонд зерна в РФ нужен, но его следует отреставрировать - эксперты


Государственный интервенционный фонд зерна, который был создан в РФ в начале нынешнего века, нуждается в перезагрузке и реставрации. Делать это следует с учетом новых реалий и не в ущерб рыночным механизмам, считают эксперты, опрошенные "Интерфаксом".

Как сообщалось, на совещании у президента РФ по вопросам АПК на минувшей неделе председатель правления Союза экспортеров зерна Эдуард Зернин предложил на базе интервенционного фонда создать фонд продовольственного зерна для обеспечения мукомольных предприятий. Причем, поясняя президенту эту идею, он сказал о возможности продажи мукомолам зерна по нерыночным ценам для того, "чтобы они могли существовать в условиях нормирования цен на конечную продукцию".

ОТКАЗЫВАТЬСЯ НЕ НАДО, НУЖНА ПЕРЕЗАГРУЗКА

Как считает генеральный директор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько, интервенционный фонд зерна как механизм регулирования рынка очень нужен. "С учетом колоссальных расстояний и логистических проблем, которые есть в стране, нужен оперативный запас зерна объемом 2-2,5 млн тонн для обеспечения мукомолов, чтобы они чувствовали себя более-менее комфортно, - сказал он. - В силу ряда причин они не так финансово сильны, как экспортеры и животноводы, и зачастую проигрывают ценовую гонку. Поэтому необходимо поддержать цены на муку на относительно невысоком уровне".

По его словам, мукомолы нередко ощущают административное давление, "работают на очень низкой марже, если, конечно, она есть, и часто испытывают нехватку оборотных средств".

Рылько считает, что интервенционный фонд нужен и для поддержки экспорта. "Когда нет этого ресурса, внутренний рынок начинает регулироваться с помощью ограничений на экспорт, что имеет негативные последствия", - сказал он.

Вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут также считает, что "перезагрузка существующего интервенционного фонда очевидно нужна". "В его нынешнем виде он не может быть эффективным при валовых сборах зерна свыше 100 млн тонн. Для регулирования рынка в таких условиях более эффективен именно экспорт, который позволит санировать рынок от переизбытка зерна, потому что страдать от дефицита зерна, думаю, нам не придется", - заявил он.

"Действительно, у переработчиков зерна, мукомолов есть проблемы по доступу к зерну. В основном они касаются уровня цен, а не объемов пшеницы, потому что все разговоры о том, что нет пшеницы третьего класса, кончаются после того, как подводятся итоги зернового года, и оказывается, что объемы невостребованной пшеницы именно третьего класса остались достаточно большими", - отметил Корбут.

"Интервенционный фонд доказал свою эффективность и в условиях высоких урожаев, когда надо было закупать зерно с рынка для поддержки сельхозпроизводителей, и в условиях неурожая, к примеру, в 2010 году из-за аномальной засухи, когда надо было продажами зерна из фонда поддержать переработчиков", - заявил руководитель аналитического центра АО "Русагротранс" Игорь Павенский.

"Сейчас, когда одновременно в ситуации пандемии начался рост экспортных цен, экспорт активизировался, и все это на фоне падения цен на нефть и девальвации рубля, также потребовались запасы фонда, идут товарные интервенции, - сказал он. - Во всех экстремальных ситуациях нужен рычаг регулирования".

В ГЛАВНОЙ РОЛИ - ЭЛЕВАТОРЫ

"Отказываться от фонда не надо, но необходимо его отреставрировать", - подчеркнул Рылько.

По его словам, "прежде всего, надо убрать государственное зерно с элеваторов, которые финансово и логистически не годятся для такой серьезной роли". "Следует также навести порядок при выгрузке зерна с элеваторов победителям торгов. Это должно быть частью единой программы проведения товарных интервенций. В этом году были случаи, когда элеваторы завышали тарифы на свои услуги для победителей торгов в рамках товарных интервенций", - сказал глава ИКАР.

"От элеваторов, действительно, очень многое зависит", - соглашается Павенский.

По его словам, хранителями государственного зерна должны быть крупные финансово устойчивые предприятия, предназначенные для длительного хранения зерна мощностью 100-300 тыс. тонн и его быстрой отгрузки. При этом он сослался на опыт Европы, в частности Франции, где ранее применялась именно такая практика.

"Возможно, стоит задуматься над тем, чтобы сертифицировать элеваторы именно под хранение зерна интервенционного фонда. Строить новые, наверное, не стоит, но можно помочь их владельцам модернизировать действующие или заключить договоры с недавно построенными современными элеваторами такого типа, иначе мы будем сталкиваться с теми же трудностями, с которыми сталкиваемся сейчас", - заявил он.

Как считает Павенский, государственное зерно должно храниться, прежде всего, на элеваторах, которые способны отгружать его по железной дороге.

"Для мукомолов нередко приходится везти зерно на дальние расстояния. Нужны элеваторы с объемом отгрузки хотя бы 10-15, а лучше 20 вагонов в сутки, - заявил он. - А сейчас есть проблема: зерно закуплено, а отгружена лишь небольшая часть, потому что элеватор просто технологически не способен быстро отгрузить его для покупателя".

"Бывают случаи, что элеватор заинтересован подольше похранить уже фактически проданное зерно, чтобы побольше получить за хранение", - добавил он.

В общем, отметил Павенский, в этой сфере необходимо четко отладить все механизмы, чтобы оперативно и эффективно влиять на ситуацию на рынке.

КАК РЕГУЛИРОВАТЬ ЦЕНЫ

Как заявил Корбут, один из основных вопросов создания фонда продовольственного зерна - как регулировать цены. "Если предлагается некий фонд, который заменит интервенционный, то мы не увидим ничего нового. Это будет тот же фонд, который на бюджетные деньги станет закупать и хранить только продовольственное в данном случае зерно, а потом, если будут внесены изменения в законодательство, сможет его раздать или распродать, как предложено, по ценам ниже рынка", - сказал он.

"Но любая поставка по ценам ниже рынка, развращает, мы помним прошлые периоды, когда такие мероприятия проходили для поддержки переработчиков, и это зерно оказывалось транзитом из хранилищ переработчиков на рынке, потому что на нем была предложена более высокая цена. Здесь вопрос достаточно серьезный и сложный", - отметил он.

"Посыл (Союза экспортеров зерна - ИФ) о том, что пусть будут нерыночные цены для того, чтобы - цитирую - мукомолы "могли существовать в условиях нормирования цен на конечную продукцию", концептуально, если я правильно понимаю, заключается в том, чтобы ввести нормирование цен мукомольных предприятий, зафиксировать им какие-то цены и рекомендовать по этим ценам поставлять муку, по крайне мере, на внутренний рынок, - заявил Корбут. - Мы это уже проходили. Это ни к чему хорошему не привело".

По его словам, это не позволит решить задачу улучшения продовольственного обеспечения, "потому что хлеб у нас социально значимый товар, но он не столь значимый, как принято считать". "Сейчас потребление печеного хлеба на душу населения составляет порядка 80 кг в год. В Турции, кстати, 160 кг. Так что для нас хлеб не является определяющим, парадигма питания изменилась", - отметил он.

Как считает Корбут, введение нормирования, фиксированных цен на хлеб улучшит доступ к нему малообеспеченных слоев населения. "Но доступ улучшится и для тех, кто состоятелен, кто имеет достаточный уровень доходов. Получается, будет поддерживаться масса людей, которые могут и должны платить за хлеб и за муку ту нормальную цену, которую эта продукция должна стоить, ту цену, которая обеспечит инвестиции в мукомольные и хлебопекарные предприятия", - заявил он.

"Если концепция с нормированием цен на конечную продукцию закладывается, то возникнет вопрос нормирования цен на исходную продукцию, - полагает Корбут. - Не очень представляю себе, как можно будет закупить зерно у его производителей по ценам ниже рынка. Изъять можно, закупить - нет. Соответственно, возникает вопрос о нормировании всего и вся". "В этом случае ничего хорошего не будет, потому что исчезнут все возможные стимулы к производству, и это потребует колоссальных бюджетных расходов", - подчеркнул он.

По его словам, оптимальный вариант - поддерживать тех, кому, действительно, требуется поддержка, кто малообеспечен и для кого хлеб является важной составляющей пищевого рациона. "Есть простой механизм - продовольственные талоны. Слово "талоны" многих пугает. Но дело не в названии, а в механизме: можно будет платить за хлеб более высокую цену, но часть этой цены будет компенсирована государством. Тогда хлеб будет качественный и доступный", - подчеркнул Корбут.

НЕ МЕДЛИТЬ С РЕШЕНИЕМ

Как считает Павенский, в фонде целесообразно иметь двух-трехмесячный запас для обеспечения мукомольной отрасли и влияния на рынок - порядка 2-3 млн тонн зерна. "Механизм закупки надо сохранить, он будет поддерживать сельхозпроизводителей в условиях больших урожаев и падения цен на зерно ниже уровней, необходимых для расширенного производства", - заявил он.

Что же касается механизма продажи зерна из фонда, то самый оптимальный, по его словам, - биржевые торги. "Но здесь хорошо бы предусмотреть четкий допуск участников. К торгам не должны допускаться спекулянты, которые лишь номинально имеют разрешение на переработку зерна и производство муки, но реально этим не занимаются, а потом перепродают зерно, - сказал он. - К торгам должен быть допущен именно мукомол, у которого есть "живые" мощности, который может отчитаться за то, что произвел в предыдущие периоды и сколько собирается сделать в будущем. Чтобы было понятно, что эта пшеница закупается именно для переработки. Это все хорошо бы дорабатывать".

По его словам, следует также рассмотреть возможность распространения действующих субсидий на железнодорожные перевозки не только на зерно, приобретаемое у сельхозпроизводителей, но и на закупленное в интервенционном фонде для доставки из Сибири и с Урала в центральный и северо-западный регионы.

Как отметил Павенский, в целом основная задача состоит в том, чтобы затраты на содержание фонда были минимизированы. "Сейчас на это государство тратит большие средства", - заявил он.

Как считает Рылько, решение по интервенционному фонду в его действующей форме или в новой необходимо принимать быстрее, чтобы не создавать нервозности на рынке. "Отреставрированного фонда еще нет, в действующем после товарных интервенций остается очень мало зерна, а со стороны Минсельхоза, похоже, нет принципиального желания наполнять его", - сказал он.

Как сообщалось, Минсельхоз РФ планирует проработать вопрос о создании на базе интервенционного фонда стабилизационного фонда зерна для поддержки мукомолов.

"Минсельхоз в целом поддерживает предложения Эдуарда Зернина о концептуальной доработке механизма государственных интервенций. В частности, министерство считает целесообразным проработать возможность создания стабилизационного фонда зерна, который позволит обеспечить мукомольные предприятия продовольственным зерном по доступным ценам в периоды нестабильности", - говорилось в пресс-релизе ведомства. В Минсельхозе считают, что эта мера позволит избежать резких скачков цен на хлеб.

"Сейчас идет проработка нормативной базы", - сообщил Зернин "Интерфаксу", отметив, что речь идет о перезагрузке. "Надо немного модифицировать нормативную базу, сузив круг покупателей зерна, и закладывать в фонд зерно только мукомольного качества", - сказал он.

Результаты проведенных за последние годы биржевых торгов показывают, что основными участниками товарных интервенций были мукомолы. В ходе интервенций 2012/2013 сельхозгода мукомольную отрасль представляли 305 участников из 501, из 3,7 млн тонн проданного зерна они закупили почти 2,9 млн тонн. В интервенциях 2018/2019 сельхозгода участвовали 168 мукомолов из 290 участников торгов, они купили 1,143 млн тонн зерна из 1,439 млн тонн. В нынешних товарных интервенциях (начались 13 апреля) также участвуют в основном мукомолы.

Интервенционный фонд существует для проведения товарных и закупочных интервенций на рынке зерна.

Механизм товарных (продажа зерна из государственного интервенционного фонда) и закупочных (закупка государством зерна) интервенций действует в России с 2001 года. Он направлен на стабилизацию цен на рынке зерна и поддержку сельхозпроизводителей. При резком росте цен государство продает зерно из госфонда и тем самым останавливает его подорожание, при падении цен - снимает "лишнее" зерно с рынка для того, чтобы прекратить его удешевление.

Госагентом по распоряжению зерном интервенционного фонда является "Объединенная зерновая компания" (ОЗК).
 

Источник: "Интерфакс"

зерно

437 просмотров

Также рекомендуем:


MN В ДЗЕН

Комментарии
extenso
ИНФОРС
bioMerieux

МО-2020
Энрофлон
Подпишитесь на нашу рассылку
Продается завод


Аналитический центр Milknews
Сочи Напитки
Красный мужик
Сочи Напитки
Красный мужик