Николай Власов: В "черном списке" Россельхознадзора около 400 предприятий


Прошлая неделя запомнилась громким скандалом, вызванным заявлением Россельхознадзора об обнаружении мела, гипса и прочих незаконных компонентов в молочной продукции ряда российских производителей. По мнению ведомства, эти вещества добавляют с целью снижения себестоимости продукции для повышения прибыли. Как писал Milknews, Союзмолоко направил в Правительство и министру сельского хозяйства РФ обращение с просьбой защитить отрасль от бездоказательных заявлений Россельхознадзора. В ответ Александр Ткачев заявил, что больше 90% молочной продукции, которая проверяется Россельхознадзором, соответствует всем ГОСТам и качеству.

В заявлении Россельхознадзора названия компаний, ответственных за поставки некачественной продукции, названы не были. Зато ведомство опубликовало список добросовестных производителей молочной продукции, а значит, существует и другой список – недобросовестных.

В пресс-релизе, опубликованном на сайте Россельхознадзора, заместитель главы ведомства Николай Власов рассказал о ситуации с «черным списком» и привел аргументы, почему Россельхознадзор воздерживается от его публикации.
 

«В нашем непубликуемом пока «Черном списке» много предприятий. Одно из них «попалось» на фальсификации аж 43 раза. Тут интерпретировать особенно нечего – с ним и так все понятно.

В то же время, половину списка (это более 200 компаний) составляют предприятия, которые «попались» только один раз. Продукция значительной части из них проверялась нами неоднократно после первичного выявления их фальсифицированной продукции. Проверялась и ничего – никакой фальсификации более не обнаруживалось.

Итак, есть, зарегистрирован факт разового выпуска фальсифицированной продукции. Но значит ли это, что данное предприятие нарушитель, обманщик?
А не могло ли быть так, что оно использовало при изготовлении своей продукции фальсифицированное сырье или компонент, само не зная об этом?
Могло, насколько мы понимаем.

Тогда это предприятие не нарушитель, не обманщик, а, скорее, жертва фальсификации. А мы его в Черный список … и ославили на всю страну … а тот, кто и его и потребителей подвел – за кадром.

Нам кажется, что это не слишком грамотный подход для надзорного ведомства. Ведь наша цель – это не отчитаться об огромном числе «выявленных» или выявленных нарушителей, а добиться прекращения нарушений.

Как я уже говорил раньше, такая ситуация не плод умозрительных заключений. У нас неоднократно фиксируются случаи, когда предприятие сдает к нам в лаборатории свою продукцию для контроля на фальсификацию, и она оказывается фальсифицированной. Очевидно же, что предприятие не знает о том, что выпускает фальсифицированную продукцию.

…Если бы мы не следовали сейчас принципу «не навреди», то уже скомпрометировали бы более 200 российских молокопереработчиков (это реальная цифра). Причем некоторую часть из них, полагаю, совершенно незаслужено (это о тех, кто не обманщики, а жертвы обмана), а большую – «малозаслужено» (это о тех, кто не уделяет достаточного внимания входному контролю сырья).

…Еще два связанных вопроса.
Первый - почему мы не публикуем «Черный список» из тех, кто попадался многократно?
Ответ состоит в том, что нам не ясна грань, при переходе за которую можно говорить о системе (системе безалаберности или системе фальсификации).
Многократно – это сколько раз: 3? А может пять? А если эти пять будут из 5 тысяч проверенных партий? Или в каком проценте случаев выпускается фальсификат?
Второй вопрос: когда мы опубликуем наш «Черный список»? Ответ: когда у нас будет (а) накоплена достаточная для четких суждений статистика о стиле работы предприятий и (б) когда мы сделаем алгоритм адекватной оценки получаемых в ходе мониторинга данных».

2584 просмотра
Меркурий
Комментарии

Информационные технологии
спреды
эвс
растительное молоко

Подпишитесь на еженедельный дайджест

Пальмовое масло

ATL

Аналитический центр Milknews
B2B Communication Forum 2018
Молочная Бизнес Академия
B2B Communication Forum 2018
Молочная Бизнес Академия