Иван Лунев: Нужно проверить, как ЭВС повлияет на реальную работу завода


Milknews продолжает серию материалов о том, как проходят "пилотные проекты" по электронной ветеринарной сертификации. Мы поговорили с менеджером по развитию бизнеса компании “Вимм Билль Данн" Иваном Луневым, который отвечает за реализацию "пилотного проекта" на Лианозовском молочном заводе. 

На нашем заводе перерабатывается 1100 т сырого молока в день. В Москве в цепочке  товародвижения мы обрабатываем 500 SKU (идентификатор торговой позиции), 153 из них мы производим именно здесь - на Лианозовском заводе. Для сравнения - небольшие заводы могут производить всего 5 продуктов. Для всех крупных производителей, которые выпускают широкий ассортимент продукции, проблемы с ветсертификацией будут похожи на наши.
 
В молочной отрасли можно выделить два типа заводов: дискретные, которые заливают танк сырого молока и из него делается один продукт, и параллельные, когда постоянно смешиваются разные партии сырья и из него делаются разные продукты. Наш завод относится ко второй группе: взбитый творожок может пройти семь циклов передела (производства промежуточного типа сырья), и на каждом из этапов к нему что-то добавляется или, наоборот, уходит. Здесь может быть смешано сырье разных дней. Для технологических цепочек такого типа введение электронной ветсертификации абсолютно нереалистично, поэтому бизнес, скажем прямо, два-три года не воспринимал всерьез проект приказа об ЭВС. Принципы, которые в нем заложены, выглядели и до сих пор выглядят малореализуемы. Тем не менее, приказ был принят.
 
В течение года мы участвовали в промежуточных совещаниях в Минсельхозе, на которых Россельхознадзор рассказывал о том, как внедряется система “Меркурий” на предприятиях в “пилотном” режиме. В большой степени отчет шел по ручному заполнению сертификатов, и только недавно появились те, кто реально работает через шлюз в электронной системе. При этом основными участниками использования «Меркурия» в тестовом режиме были ИП, или локальные предприятия, поэтому результаты тестирования не могут быть показательными для крупных предприятий. Все попытки связаться с теми, кто, якобы, успешно внедрил электронную ветсертификацию на производстве, оказались провальными. Найти предприятие, которое использовало бы крупную систему - SAP или ORACLE - и работало бы с ЭВС, нам также не удалось.
 
Совсем недавно в рамках пилотного проекта на нашем заводе состоялась встреча с представителями Россельхознадзора, однако в очередной раз нам не удалось перейти к обсуждению предметных проблем. Целью, которую ставит перед собой Россельхознадзор, является налаживание взаимодействия двух электронных систем - ГИС “Меркурий” и внутренней системы предприятия - и обмен сообщениями между ними, что технически возможно. При этом они упускают из виду, что в рамках тестирования нужно проверить не только этот этап, но и то, как ЭВС повлияет на реальную работу завода (т.е. приемка молока, производство продукции и т.п.), создать новые методики и инструкции работы с учетом ЭВС, оценить какое влияние это окажет на стоимость и скорость бизнес процессов.

По сути, декларируемая цель - “прослеживаемость от поля до прилавка” в онлайн режиме - выливается в два типа проблем для завода:
 
1. Система носит разрешительный характер. Необходимо перестроить все системы завода и встроить в них этап взаимодействия с системой, которого сейчас нет нигде. Наши бизнес-процессы могут разорваться полностью. Если цепочка товародвижения сегодня составляет 10 операций, то на каждую нужно внедрить этап взаимодействия с системой “Меркурий”.
 
2. Нужно увязать большое количество хозяйств (поставщиков сырья) с большим количеством продуктов. 
 
Россельхознадзор говорит: “Мы не хотим вмешиваться в ваши процессы, это будет “черный ящик”, в который входит сырье и выходит готовая продукция. На вопрос, можем ли мы математически обеспечить списывание сырья по умолчанию при выходе продукции, они отвечают, что нет, вы должны обеспечить взаимосвязь между конкретными партиями сырья и продукта”. Однако в молочной отрасли сырье по заводу передвигается по трубам, они сходятся и расходятся, смешиваются и снова разделяются. И эти процессы идентичны для всех заводов, у которых недискретная система “одна партия сырья - одна партия продукта”.
 
Один из вариантов, который называет Россельхознадзор, привязывать все партии этого дня ко всем продуктам этого дня. Однако, с учетом вышеописанной специфики нашего предприятия, возникает вопрос, как количественно привязать сырье к каждой конкретной партии продукта в режиме онлайн. В нашем случае это взаимосвязь множества сырья и множества партий разных продуктов в рамках одного дня.

Более того, технологические процессы многих многокомпонентных сквашенных продуктов могут занимать временной отрезок больше суток (включая сквашивание, созревание, охлаждение).Поэтому в процессах возможен вариант переходящего сырья с предыдущего периода ,например обезжиренное молоко для нормализации.
 
Также большой риск для стабильной работы предприятия –это подтверждение системой каждого этапа производства: если мы учитываем все промежуточные продукты, то в каждый момент получения этого промежуточного продукта нужно отправить запрос в систему “Меркурий”. Технологическая цепочка труб в это время не останавливается. Молоко в них не будет ждать ответа от системы!
 
В технологических регламентах и законодательных актах существуют временные ограничения по хранению сырья и полуфабрикатов на каждом этапе производства. И если следовать логике разрешительного действия системы по подтверждению каждого этапа, то при любом сбое системы или какой либо задержке ответа от системы, возникают большие риски забраковки сырья и полуфабрикатов  по данному временному параметру ,даже в случае не изменения качественных показателей продукта. В случае длительной задержки подтверждения велик риск порчи полуфабрикатов и продукта. Остановка одного этапа производства повлечет за собой сбой всех последующих этапов, больших финансовых потерь, срывов выпуска готовой продукции, отгрузок в торговые сети. Особенно важно недопущение срывов производства и отгрузки продукции детского питания для детских кухонь и социальных каналов,где существуют очень жесткие временные рамки доставки продукции, особенно для детей раннего возраста.

Мы также пока не получили ответа на вопрос, какое будет нормативное время обработки запроса в системе. В последний раз нам сообщили, что это несколько минут. На тестовом режиме - это 1-2 секунды, но база системы сегодня пустая. Если учитывать полную нагрузку, то для нашей компании нужно будет отправить 100 млн. сообщений в год. Если говорить о пиковой нагрузке - утренние часы, то в годовом эквиваленте это 6 млрд. сообщений в год. Заявленная мощность системы как раз и составляет 6 млрд. сообщений в год для всех участников ЭВС. То есть вреоятность того, что система “ляжет”, близится к 100%.
 
Другая проблема – на отрузке продукции. Есть два вида сертификата - производственный и транспортный. Производственные - это мастер-данные для транспортных. Двигаясь по цепочке, мы гасим старый сертификат и выписываем новый со ссылкой на предыдущий. Можно увидеть, как продукция перемещалась. При этом заранее документы для машин мы выписать не можем по правилам ЭВС.
 
Представим, что утром с Лианозово уезжают 100-130 машин с продуктами по точкам. В каждой машине - 10 торговых точек. В каждой точке - 30 наименований. Считаем: каждая строчка в товарной накладной - одна транзакция в “Меркурии”, одна машина - 300 транзакций. Сможет ли система обработать эти транзакции параллельно за заявленные несколько минут - большой вопрос (ведь в системе параллельно будет работать вся отрасль, а не одно предприятие).  Если же транзакции будут обрабатываться последовательно, то несколько минут, допустим, 3 минуты, значит 900 минут потребуется только для 1 машины. Это 12 часов, за которые машина должна загрузиться и ждать ответа. Даже если срок будет составлять 5 секунд при последовательной обработке, то на 1 машину потребуется дополнительных 3 часа, только на взаимодействие с ГИС “Меркурий”. То есть об эффективной логистике можно забыть.
 
Когда машина доедет до магазина, начинаются новые проблемы. Магазин делает запрос сертификатов в системе и тратит столько же времени, чтобы получить информацию и погасить этот сертификат. При этом они должны проверить соответствие каждого короба каждому сертификату, чего сейчас не происходит. Чтобы это автоматизировать, нужно ввести новую маркировку, которая будет содержать в себе информацию о взаимосвязи. Такого требования нет, но появится необходимость. Возможно, это будет шртрих-код, в который будет зашифрована информация из системы “Меркурий”. Но для нас это значит, что мы должны модернизировать упаковочные линии, а у нас 150 линий по стране. Это огромные инвестиции.
 
И это только самые очевидные проблемы, которые понятны уже на текущей стадии. У меня, как и других участников пилотных проектов, ответов на вопрос, как минимизировать описанные риски - нет.
 

 
 
 
 

2743 просмотра
Меркурий
Комментарии

Информационные технологии
спреды
эвс
растительное молоко

Подпишитесь на еженедельный дайджест

ATL

ATL

Аналитический центр Milknews
B2B Communication Forum 2018
Молочная Бизнес Академия
B2B Communication Forum 2018
Молочная Бизнес Академия