Артем Белов: Не стоит рассчитывать на то, что инвесторы просто так придут в сектор и будут вкладывать средства


В ноябре в Москве состоялась конференция «Агробизнес в России», в рамках которой эксперты обсуждали основные тенденции развития секторов сельского хозяйства в России. Milknews приводит текст выступления исполнительного директора Союзмолоко Артема Белова на сессии, посвященной инвестиционной привлекательности молочного сектора. Эксперт уверен, что для успешного развития индустрии необходимо обеспечить инвестора доступом к дешевым и длинным деньгам, государственной поддержке и снизить административные барьеры.

За десять-пятнадцать лет того времени, как развивалось современное сельское хозяйство, мы четко видим, что деньги вкладывались в те проекты, которые обеспечивали инвесторам доходность и приемлемые сроки окупаемости. Тот прорыв, который мы сейчас видим в растениеводстве, птице, свинине и подсолнечнике, обусловлен, прежде всего, хорошей доходностью.

Сектор молочного животноводства является конкурентным и концентрированным бизнесом. Я приведу пример, на сорок крупнейших сырных предприятий приходится 25% рынка. ТОП-50 крупнейших производителей молока составляют 7-8% рынка. В этих условиях вопрос маржинальности является ключевым.

Если у вас деньги стоят 15-20%, то вы никогда не будете конкурентоспособным по сырам с теми же европейцами. Если сейчас санкции снимут, то по сырам ситуация повторит то, что было в стране до 2014 года. Тогда по всем молокоемким продуктам мы проигрывали: доля импортных сыров на полке была больше 50%, сливочного масла – больше 50%, в стране не хватало сырья, а деньги были дорогие. Это привело к тому, что отечественный продукт был неконкурентоспособным. Эту ситуацию мы практически не сможем изменить, если у бизнеса не будет дешевых и длинных денег. Если мы возьмем проекты по молоку, то в среднем они окупаются двенадцать-пятнадцать лет. Где вы сейчас возьмете такие деньги? На настоящий момент у банков нет таких возможностей для фондирования. Если этого не будет, то не стоит рассчитывать на то, что инвесторы просто так придут в сектор и будут вкладывать средства. Здесь альтруистов нет.

Второй момент, который принципиально важен, это прогнозируемость и долгосрочность государственной поддержки. Сельское хозяйство поддерживается государствами во всем мире. В каких-то странах это прямые поддержки, в развитых странах, где сельское хозяйство имеет другую историю, существуют другие механизмы - это поддержание спроса, например, программа Food Stamps в США, или механизмы страхования цены, которые тоже действуют достаточно эффективно. Соответственно, инструменты поддержки в мире имеют разные формы, возможно, не такие прямые, как в России, но при этом они всегда есть, государство всегда поддерживает сельское хозяйство тем или иным способом. У нас происходит постоянное изменение правил игры. Для инвестора, который три года строил молочный комплекс, а потом не получил средства господдержки, это вопрос не «приятно-неприятно», это вопрос «живешь или банкрот».

Со следующего года у нас происходят принципиальные изменения механизмов государственной поддержки. Если раньше каждый сектор понимал примерно, на какие деньги он может рассчитывать, и можно было соотнести все проекты сектора с имеющимися деньгами, то сейчас все принципиально поменяется, останется только семь строчек. По сути, регион будет принимать решение, кому давать деньги, а кому – не давать. Это может негативно сказаться на инвесторах. Для скороспелых отраслей это будет плюсом, но для отраслей, который имеют такой длительный срок окупаемости, как молочное животноводство, это уже не плюс.

Кроме того, если мы посмотрим по секторам, то мы увидим, что основной объем средств уходит на весенне-полевые работы. Так как бюджет дефицитный, то к концу года в бюджете появляется дыра. Эта дыра появляется, к сожалению, чаще всего в секторах животноводства, которым не нужны деньги в начале года, а необходимы средства в течение всего времени. Поэтому здесь главный принцип – это прозрачность и прогнозируемость государственной поддержки. Вопрос даже не столько в количестве, столько в постоянных правилах игры. Вы просто скажите: «Будет вот так». Инвестор должен понимать, что «вот так» будет не только сегодня, а в ближайшие десять лет.

Третий момент – проблема со спросом. У нас на протяжении последних двадцати двух месяцев реальные доходы населения сокращаются, растет себестоимость производства. Что делает государство в этой ситуации? Государство инициирует целый ряд проектов, которые напрямую влияют на себестоимость производства, то есть  - на конечный спрос. Это различные инициативы в сфере ветеринарии, например, электронная ветеринарная сертификация, новые экологические требования, приравнивания перерабатывающих предприятий к первому-второму классу опасности, требование к установке новых очистных сооружений, система сбора средств за транспортные перевозки «Платон». Если все эти инициативы сложить, то каждая из них будет влиять на один процентный пункт, а вместе они превратятся в десятки процентов.

Ну и последний момент – эффективная команда. Это команда должна уметь эффективно управлять операционными затратами, капитальными затратами. К сожалению, очень часто приходится сталкиваться с тем, что как на инвестиционной стадии, так и на стадии реализации проектов, к сожалению, контроль издержек вызывает определённые вопросы. До недавнего момента это было связано с тем, что мы росли, так как решать одновременно задачу роста и оптимизации было достаточно сложно. Но сейчас мы находимся на такой стадии, когда фокус развития должен быть направлен на повышение внутренней эффективности бизнеса.
 

1748 просмотров
Меркурий
Комментарии
Вебинар Телята
кейс цены
Пальмовое масло
как СТМ
Война на полках

Подпишитесь на еженедельный дайджест

ATL

ATL

Аналитический центр Milknews
Молочная Бизнес Академия
Молочная Бизнес Академия