Алексей Лысяков Производить заменители грудного молока в России абсолютно невыгодно


В конце прошлого года стало известно, что Министерство сельского хозяйства рассматривает возможность введения стимулирующих мер для инвесторов на рынке детского питания и заменителей грудного молока. Речь идет о выдаче льготных кредитов на строительство и реконструкцию производств сухих адаптированных молочных смесей (заменителей грудного молока) и сыворотки СДС90 для производства ЗГМ, а также компенсации капитальных затрат для этого сектора детского питания. Milknews поговорил с председателем совета директоров единственного отечественного производителя заменителя грудного молока - компании “Инфаприм” - Алексеем Лысяковым о том, что происходит на этом рынке и стоит ли ждать инвестиционного бума в данном секторе.
 
 
Milknews: В конце года благодаря возможному введению капексов на рынке детского питания звучали позитивные прогнозы и оптимистичные заявления. Разделяете ли вы этот оптимизм?
 
Алексей Лысяков: Да, я как раз читал на вашем портале новость про то, как красиво и хорошо все мы будем жить, умрем в один день и попадем в рай. Я абсолютно убежден, что у нас практически ничего не хорошо, и есть просто фантастические проблемы в отрасли, которые требуют принятия важных и срочных решений.
 
Заменитель женского молока остается одним из самых сложных и высокотехнологичных продуктов. С 6 месяцев мама может готовить прикорм самостоятельно - консервы, пюрешки, кашки и так далее. Но если случилось несчастье, и грудного молока у мамы нет, то единственной альтернативой является потребление его заменителя, который может быть изготовлен исключительно в промышленных условиях и больше никак. В Российской федерации потребляется 40 тыс т ЗГМ ежегодно. Во всех странах СНГ с Украиной объем продаж превысит 80 тыс т.
 
Milknews: И на весь этот рынок только один российский производитель?
 
Лысяков: Есть компания “Инфаприм”, которая единственная в стране производит ЗГМ из российского сырья. Раньше я говорил, что мы единственный производитель, теперь говорю, что мы не единственный - мы последний, оставшийся в живых.
 
Трагедия заключается в том, что производить заменители грудного молока в Российской Федерации абсолютно невыгодно. Существуют десятки регуляций, которые полностью дискриминируют именно отечественного производителя. В России абсолютно не производится часть сырья. Это не наша вина, это наша беда. Прежде всего речь идет о сыворотке со степенью деминерализации Д90.
 
Milknews: В чем ее отличие?
 
Лысяков: У детей до 6 месяцев не развиты почки и кишечник, поэтому им нельзя потреблять слишком много белка и минералов, особенно фосфора. Это просто опасно для жизни. Мы должны использовать сыворотку максимально возможной степени деминерализации, как минимум 90, с четко установленным микробным составом. У нас первая чистота, нам нужно отсутствие зольности, нам нужна термостабильная сыворотка.
 
Производителям нужно новое оборудование, чтобы выпускать Д90, и нужно определенное время, это не самая простая вещь - производить такой товар. Немножко громко будет сказано, но мы помогли «Савушкин продукт» делать Д90, и сейчас он может поставить 40 т в месяц из 150 т необходимых нашему заводу. Остальное «Савушкин продукт» отправляет в Китай и с огромным удовольствием получает прибыль.
 
Сыворотка Д90 в России - это трагедия нашей промышленности. Ее не производят, потому что в стране для нее один потребитель. Ваш же Milknews и Союзмолоко Андрея Даниленко делали аналитику по импорту, и она очень простая: один импортер - “Инфаприм”, и точка. Мы импортируем 1500 тонн сыворотки в год. Общее потребление - 2000 т, а любой бизнес-процесс начинается от 5 тысяч тонн, поэтому нашей промышленности не имеет смысла производить что-либо ради одного единственного потребителя. Нас завтра не станет (а это очень легко может произойти, если ничего не изменится), и кому продавать?
 
Milknews: Но создавать еще одного потребителя, если у тебя нет сырьевой базы, тоже довольно странно.
 
Лысяков: Мы как “Инфаприм” будем решать этот вопрос. Мы сейчас работаем с Агрокомплексом им. Ткачева. Они запустили сывороточное производство, мы получили образцы. К сожалению, их сырьё нам пока не подходит, прежде всего, по термостабильности.  У них есть нанофильтрация, электродиализ, хорошая сушка, то есть в наличии все оборудование кроме последнего звена - ионообмена. То, что они смогут доработать это с точки зрения профессионализма, нет вопроса, там работают очень высокопрофессиональные люди. Просто они правильно абсолютно задают вопрос: «Алексей, а нам зачем? Ради тебя только?»
 
Milknews: Ради Китая.
 
Лысяков: Будет спрос — сделаем. Китай не потребляет сырье для выпуска заменителя грудного молока, они используют Д90 для других целей, и им нужна меньшая чистота.  После меламинового скандала Китай стал чистым импортером ЗГМ, поэтому, кстати, это одна из наших потенциальных экспортных возможностей.
 
В России открываются заводы по ингредиентам. Недавно открылся завод по производству мальтодекстрина блестящего качества - крахмальный завод “Гулькевичский”. Мы их всем рекламируем, они суперконкурентны. Причем, импорт мальтодекстрина не закрыт, то есть мы можем купить его по всему миру, мы покупали во Франции и в Америке, а сейчас в России покупаем, потому что он лучше по качеству.
 
Как только на территории России возникнет востребованность на подобного рода сырье, уверяю вас, российская промышленность в течение максимум года супербыстро и суперкачественно все, что нужно, сделает.
 
Milknews: Просто надо купить дорогое оборудование?
 
Лысяков: Не столько оборудование дорогое (на самом деле оно не такое уж оно и дорогое). Необходима культура производства и молоко высшего качества. В России есть производители высококачественного сухого молока для заменителя грудного молока, например, Кировский молочный комбинат.
 
Milknews: А почему вы сами не инвестировали в то, чтобы обеспечить себя сырьем? В то же производство Д90?
 
Лысяков: Нужно бухнуть десятки миллионов долларов, потреблять из этого две тысячи тонн и заняться другим бизнесом - продажей сыворотки. Следующий логичный вопрос: давайте производить сыр. Это вообще не наш бизнес. Есть Дамол, Ястро, Агрокомплекс им. Ткачева, Великие Луки, Алтайский край, которые сыры производят - и пусть они занимаются своим делом, а мы - своим. Вы поставьте себя на место производителя Д90: конечно, ему не хочется иметь только одного потребителя, нужна хоть какая-то диверсификация.
 
Milknews: То есть вы думаете, не будет открытия новых производств после введения капексов?
 
Лысяков: Никакие меры, предложенные правительством, включая компенсацию капексов, льготные кредиты, не изменят это. Если нам завтра кто-то подарит завод, на нем производить как минимум на 30% менее выгодно, чем в Ирландии.
 
Мы дискриминируемся по себестоимости продукции, по таможенно-тарифной политике, по запретам на импорт компонентов, по экспорту. Мы экспортируем примерно 40% произведенной продукции, на рынках центральной Азии и Закавказья мы занимаем кратно большую долю, чем в России, потому что мы там конкурируем на равных с Нестле. В Узбекистане, например, мы занимаем 40% рынка.
 
Просто мы должны с вами понимать, что без защитных мер российское производство заменителя грудного молока невозможно. Мы хотим построить большой завод, который будет соответствовать всем необходимым стандартам, если нам будет обещана поддержка, чтобы хотя бы выровнять наши условия с импортными компаниями.
 
Сегодня мы понимаем, что нас видят, слышат, и к Дмитрию Анатольевичу (Медведеву, премьер-министру РФ - прим. ред.) обратились, и он лично прочитал наше письмо и расписал ведомствам определенные поручения.
 
О потребностях российских производителей
 
Milknews: Чего вы ждете от поручений? От правительства?
 
Лысяков: Сегодня любой компонент, который мы ввозим для своей продукции, облагается пошлиной от 11 до 15%. Смех заключается в том, что компания Nutricia (Danone) завозит в биг-бегах на 95% готовую смесь, которая затем фасуется в России, и они платят пошлину 11%, а Nestle, которая ввозит полностью готовый продукт, платит 5%. Получается, что наша таможенно-тарифная политика наказывает предпринимателей за наглость что-либо делать в России, даже фасовать. Это настоящее вредительство.
 
Milknews: Возможно, логика государства, в том, что если повысить пошлину на ввоз ЗГМ, то цены на него вырастут, значит детям он будет менее недоступен.
 
Лысяков: Нет-нет, вы неправильно предполагаете. Насчет роста цен на заменитель грудного молока можно расслабиться, его не будет никогда. На сегодняшний день основная масса продукции продается через торговые сети. Знаете, сколько торговые сети наценивают на продукты компании “Инфаприм”? 100%. По нашим данным, на продукт компании Nestle они наценивают 50%. То есть входящая цена на продукт компании Nestle выше, а продажная цена ниже, поэтому не будет никакой проблемы с ростом цены.
 
Не надо на потребителя перекладывать свои издержки, ты завод здесь открой. Я очень сильно далек от мысли, что компании Nestle или Danone уйдут с российского рынка. Этого не будет никогда. Они мировые лидеры, они во всех странах присутствуют. И слава богу! Но я хочу, чтобы и компания Nestle, и компания Danone имели производство из российских ингредиентов на российской территории по российской себестоимости. И тогда мы все будем находиться в одних условиях.
 
Milknews: Но вы же говорите, что производство заменителя грудного молока в Российской Федерации экономически нецелесообразно. Зачем им открывать тут завод?
 
Лысяков: Да, если у компании есть крупные заводы в Европе, они там могут производить тот объем, чтобы покрыть три российских рынка. Российский рынок - это 40 тысяч тонн, а компания Нестле в Ирландии производит 130 тысяч тонн, примерно. Три или четыре российских рынка производятся в одном единственном месте.
 
Но мы должны защищать свой рынок. Все страны заменители грудного молока производят сами: Иран на 80%, Пакистан в декабре открывает свое производство крупнейшее, Индия стала производить, Ботсвана, ЮАР, Сингапур современные производства ставят, по крайней мере на 50% внутреннее потребление, остальное - Nestle, Nutricia (Danone), Abbott, Mead Johnson Nutrition, на здоровье, но основное 50%. Это вопрос реальной безопасности.
 
Milknews: Как по-вашему должно поступить правительство, чтобы защищать рынок, но и не вредить инвестиционному климату и действующему бизнесу?
 
Лысяков: Давайте сделаем программу: через два года начнут вводить протекционистские меры, хотите - локализуйте производство, хотите - нет. Если нет, то «Инфаприм» будет продолжать продавать по той цене, по которой мы сейчас продаем, и вы не сможете конкурировать с ней по стоимости - именно поэтому не будет роста цены у остальных игроков.
 
 
О торговле и административных барьерах
 
Milknews: Сейчас много говорят о растущих барьерах: ЭВС, строительство очистных сооружений и так далее. Вы готовы к нововведениям?
 
Лысяков: Безусловно, мы в рабочем порядке со всем этим разбираемся и очистные должны будем модернизировать. Я немножко по-другому решил пойти в своих мыслях: мы хотим, чтобы условия ведения бизнеса между нами и нашими конкурентами были одинаковы, поэтому я хочу переместить их в Россию. Многие из проблем можно будет решить, когда они станут не моими, а нашими.
 
 
Milknews: Изменилось ли что-то для вас после принятия поправок в закон о торговле? Как складываются ваши отношения с сетями?
 
Лысяков: В торговые сети сложно попасть. У нас сейчас 7% рынка ЗГМ, но мы не можем в сетях занять даже эти 7% полки. Если вы приедете, например, во Францию, вы увидите Danone, если вы приедете в Швейцарию, вы увидите Нестле, вы приедете в Беларусь, вы увидите «Беллакт», в Америку - Mead Johnson Nutrition и Abbott, в России - Nestle, Abbott и Danone.
 
«Беллакт» - еще с советских времен существующий завод, который успешно развивается. В Беларуси стоит только «Беллакт»! Там даже нас нет. Это вот наши партнеры по Таможенному союзу. При этом в российских тендерах белорусская компания «Беллакт» занимает уже, по нашим оценкам, 50% объема. Это в порядке вещей. Это тоже один из методов дискриминации конкретно против компании “Инфаприм”.
 
Сети сейчас просто заполонили собою все, несетевая розница умирает, это плохо очень для нас для всех. Сети делают, конечно, дикие наценки, в том числе на такие продукты, как наш. Сети не могут обеспечить недискриминационный доступ компании по продаже своей продукции. Мы подготовим сейчас предложение для Минпрома, мы считаем, что категорически неправильно, когда какая-то компания обладает преференциями относительно другой компании в торговой сети.
 
Milknews: Все плохие, а вот вы такие белые и пушистые, получается.
 
Лысяков: Так и есть. Это не получается, это так и есть. Уже сейчас крупные компании решили нас просто прикончить. На сегодняшний день цена на готовый продукт стремительно падает, у них большой запас по себестоимости, они хотят нас разорить, это понятно. Ясно, что происходит, мы это видим, знаем. Они заставляют торговые сети отказываться от того, чтобы брать наш продукт, у них есть аргументы, которые они могут представить торговым сетям.
 
Milknews: Какие?
 
Лысяков: У них крупный ассортимент, востребованная продукция. Они приходят в магазин и говорят: «У нас 500 наименований, ты сейчас если не откажешься от нашего ЗГМ, мы у тебя наши 500 наименований заберем. Или 10 самых востребованных». Магазину это не выгодно, и он лучше спокойно выдавит нас оттуда под разными предлогами. Конечно, это не напрямую происходит. Наши коллеги делают всё возможное, чтобы нас вообще не стало и пока что у них это получается. Если отношение государства к нашей отрасли не поменяется, нас не станет просто.
 
Milknews: А как вы это докажете? Можно ли как-то законодательно это пресечь или отследить?
 
Лысяков: У нас есть такая информация, но мы не должны и не можем это доказывать, мы же не следственные органы. Для этого существует Федеральная антимонопольная служба, Прокуратура, СКР которые должны подобные вещи отслеживать.
 
Проблема тут в том, что нас просто выкинет торговая сеть, вот и все. Мы бесспорно этого боимся, безусловно, и мы вынуждены с ними считаться.
 
Milknews: Это конкуренция, нет?
 
Лысяков: Ну конечно нет. Мы где вообще живем? Что это за страна? Давайте я в Швейцарию отвезу свою продукцию, посмотрим, что будет. Так называемый открытый рынок открыт до тех пор, пока это в иинтересах западных компаний. Вы понимаете, что мы живем по их условиям, которые они самостоятельно меняют, для нас рынки Европы закрыты. Мы, например, не можем свою продукцию отправить в Европу, и мы еще с вами реально обсуждаем, что «как же, мы в свободном рынке». Я боюсь, что свободного рынка нет. Он свободен только когда это выгодно понятно кому. Можем про справедливую конкуренцию спросить у Дерипаски или Вексельберга, или у других наших бизнесменов под санкциями. Уверен, они нам много интересного расскажут про «свободу торговли». 
 

4433 просмотра

Молочные сессии седьмое заседание

Комментарии
extenso
МАРКИРОВКА
Какие темы статей вам интересны?
Проголосовало: 104


Retail forum
Петерфуд
Подпишитесь на нашу рассылку
Кизель вебинар


Аналитический центр Milknews
Агрос экспо
Золотой клевер
Агрос экспо
Золотой клевер