Василий Остроушко Необходимо закрепить за каждым молокозаводом сбытовые зоны


Воронежский ABIREG поговорил с совладельцем АО фирма «Молоко» (ТМ «Квилли Милли, Россошь), депутатом Воронежской областной думы Василием Остроушко о рынке молока в России, фальсификате и импорте. 

– Василий Иванович, недавно на предприятии сменился гендиректор: отработавшего менее года Александра Кириенко сменил Роман Гура. С чем это связано?

– Александр Кириенко работает на заводе 28 лет, знает всё производство изнутри – не только то, что связано с инженерной службой, но и с технологией производства продукции. Он считает, что больше принесет пользы для завода в должности технического директора. И на сегодня я с ним согласен. Нынешний гендиректор после окончания института работал у нас и в последнее время в фирме «Молоко» занимал должность директора по развитию бизнеса. Уверен, что под управлением Романа Гуры у нас на заводе всё кардинально изменится в лучшую сторону.

– У вас в соучредителях компании значится Валентина Гура...

– Это его мать.

– Чистая прибыль компании в 2017 году сократилась на 28% и составила 1,7 млн рублей. С чем это связано?

– Хорошо, хоть в убыток не сработали при таких затратах. Прибыль мы могли направить на развитие завода, на повышение зарплаты. Пока мы этого себе позволить не можем. Учитывая, что у нас энергозатратное производство, повышение стоимости электроэнергии на 20% нас сильно подкосило. В прошлом, 2017 году мы не получили субсидирование процентной ставки по кредиту, который взяли под 13% годовых. При этом потери составили 8 млн рублей. В этом году нам повезло – в феврале «Сбербанк» и «РСХБ» нас прокредитовали под 3% и 2,5% годовых соответственно. Мы прижимисты насчет кредитов. Думаем, что будет завтра. Нам обещали интервенции, чтобы не снижали цены на молоко, в результате мы не смогли продать сухое.

– На какие цели взяли средства?

– На пополнение оборотных средств – закупку сырья и выработку сыров, сухого молока и масла. До этого мы пользовались кредитом, полученным в 2016 году.

– На вид предприятие у вас старенькое, реконструировать и модернизировать не собираетесь?

– Модернизация необходима под конкретные задачи. Будет рынок сбыта, будет и наращивание мощностей, модернизация.

– Какая производительность у россошанского «Молока»?

– По молоку у нас в среднем выходит 500 тонн переработки в сутки. Вчера, к примеру, пришло 100 тонн молока, 99 тонн сыворотки и 109 тонн обрата.

– Объемы реализации в целом растут или снижаются?

– В прошлом году месячный объем реализации составлял в среднем 90 млн рублей (без НДС). Ранее мы реализовывали 120 тонн молочной продукции в сутки. Что касается маслоцеха, его загруженность составляет 15-20%, потому что не хватает сбыта. Раньше мы были поставщиком сливочного масла для «Белого медведя», «Янтаря», теперь рынок сузился. Оптом сдавать по 240 рублей за кг невыгодно, себестоимость продукта – 300-350 рублей. Также мы изготавливаем на своей линии молокосодержащую продукцию для московской фирмы ООО «Предо». Полностью используем их рецептуры, технологии и бренд. Прошли аудит для поставки этого продукта в семь стран, включая Перу, Китай, Вьетнам.

– На каких условиях вы согласились сотрудничать, ведь, по сути, вы работаете на продвижение «чужой» торговой марки?

– Компания нам выплачивает проценты за каждую тонну произведенной продукции. Сейчас выпуск приостановился.

– Почему рынок сузился?

– Сегодня импортные сыры и масло заполнили прилавки, отечественной аналогичной продукции непросто приходится в таких условиях. Кроме того, мы не единственный молокозавод в округе. В некоторые регионы и районы, где есть свои предприятия, зайти проблематично. Причина – административный ресурс на уровне местной власти.

Там, где договориться все-таки получается, включаются другие факторы, влияющие на себестоимость конечной продукции. К примеру, логистические расходы, которые теперь выходят в «копеечку». Если раньше мы возили Агрокомплексу имени Н. И. Ткачева (Краснодарский край – прим. ред.) 1 тыс. тонн своей продукции по одной цене, теперь всё выходит в разы дороже. А это 700 км, всё отражается на себестоимости. Сейчас поставки налажены в Семикаракорск в Ростовской области. Я вообще противник роста себестоимости из-за логистических издержек.

Необходимо закрепить за каждым молокозаводом сбытовые зоны. Отдать, к примеру, пять районов в округе, включая поставки молочной продукции в сады, школы. Конкретно с этого производителя и должен осуществляться спрос за качество продукции. Нам не нужны баснословные прибыли, определите для нас конкретную зону сбыта. Без этой меры, я считаю, мы уничтожаем наше перерабатывающее молочное производство. Из Белоруссии вовсю «прет» дешевое сухое молоко. Продукции из натурального молока невозможно конкурировать с той, которая изготовлена из сухого. Что нам делать в условиях жесткой, не всегда добросовестной конкуренции?

– Может, стоит расширять сбыт за счет поставок в торговые сети?

– Мы и так работаем с «Пятерочкой», «Магнитом», пытаемся зайти в «О'Кей». Сейчас ведутся переговоры.

– Где сырье закупаете? Сильно ощущается его нехватка, ведь молочных комплексов не так много?

– В местных молочных комплексах «Продимекса» и Николая Ольшанского молоко не покупаем. Сырья достаточно, наоборот, желающих покупать его раз-два и обчелся. При закупке молока в 24 рубля за литр готовая продукции будет стоить 60 рублей.

Что касается сыров, две трети рынка – фальсификат с добавлением растительных жиров, белка и компонентов, которые улучшают вкус. Молока там нет.

– Верно ли утверждать, что главная проблема рынка – качество продукции?

– Пожалуй, да. Качественной продукции мало из-за отсутствия соответствующего молока. Во-первых, потому что в корм животным попадают антибиотики или еще хуже – удобрения. Но даже в таких условиях мы умудряемся изготавливать продукцию, за которую не просто не стыдно, а которой можно гордиться. У нас свои лаборатории, если что-то не устраивает по какому-либо показателю, например жирности, – разворачиваем поставщиков. В месяц может быть выявлено до трех случаев обнаружения антибиотиков в сырье.

– Не пробовали в сторону животноводства развиваться, если для вас важен вопрос качества сырья?

– У нас был племзавод «Берег» в Россоши. Года четыре назад пришлось продать его господину Ольшанскому. Без земли заниматься животноводством – это дохлое дело.

– Скачут ли закупочные цены на молоко?

– Закупочная стоимость молока с доставкой и НДС – 21 рубль за литр. Хотелось бы, чтоб эта цена оставалась примерно в этом районе и не менялась. Представляете, не так давно она составляла 32 рубля за литр.

– Себестоимость «молочки» будет расти из-за подорожания электроэнергии?

– В нашей стране на год-два вперед прогнозировать невозможно.

– Вы сотрудничаете с другими игроками регионального молочного рынка или больше находитесь в «контрах»?

– Сотрудничаем и с «Молвестом», и с «Сырным домом» в Ровеньках, и с другими заводами. Также плотно работаем с Hochland: одно время по 100 тонн в день «лишней» сыворотки забирали у них для сушки и производства лактомальта. Аудировали нас и французы. В итоге остались довольны качеством. Nestle – наши партнеры.

– Ваше сухое молоко получается намного дороже белорусского?

– Средняя стоимость нашего – 180 рублей, а «вилка» цен заграничного сухого молока колеблется в пределах от 104 до 124 рублей. Причем, как вы можете понять, не всегда речь идет о легальных поставках. Случаются казусы, когда на упаковке с импортной продукцией указывается несуществующий завод-производитель, расположенный по «левому» адресу. Ходят слухи, что склады в Подмосковье переполнены импортным сухим молоком. Якобы по накладным поставляется цемент, но этикетки перешиваются и на выходе в РФ приходит и реализуется сухое молоко из Белоруссии, Украины, Польши и даже Германии. Дотации на молоко в этих странах гораздо выше, чем у нас. Именно поэтому, чтобы прекратить заграничную экспансию сухого молока и дать толчок развитию отечественной молочной отрасли, на уровне правительства шли разговоры о закрытии границы, но пока окончательное решение не принято.

– Кому выгодно распространение фальсификата?

– Тем, кому дозволено делать в крупных объемах. Мелкие предприятия без «крыши» штрафуют за такое по-крупному.

– Земельный банк предприятия, как указано у вас на сайте, составляет 1 тыс. га земли. Что на этой земле?

– Это земля под садами. Мы изготавливаем вкусные соки – и натуральные (яблочный прямого отжима), и из фруктовых концентратов, а также лимонад. По этому направлению сотрудничаем с «Ермаком».

– Вы производите также воду. Проблема фальсификата для нее тоже актуальна?

– Действительно, вода бывает разная – артезианская, из скважины или из бочки. В 90% случаев обычную воду хорошо очищают, добавляют соду, бутилируют и продают. Часто номер скважины, который указывается на этикетке, – просто цифра с потолка.

Мы используем фильтры, регулирующие жесткость, газируем и разливаем. И не надо больше ничего придумывать. При этом мы не вводим в заблуждение покупателей, дезинформируя, что наша вода из скважины.

Источник: ABIREG

2595 просмотров

Молочные сессии седьмое заседание

Комментарии
extenso
КОЗА
Какие темы статей вам интересны?
Проголосовало: 101


сила молока
Петерфуд
Подпишитесь на нашу рассылку
Кизель вебинар


Аналитический центр Milknews
интекПром
Агрофарм
интекПром
Агрофарм