Разбор: Что происходит с рынком адыгейского сыра?


За первое полугодие 2018 года в сравнении с аналогичным периодом 2017 года падение рынка адыгейского сыра ускорилось и составило 35,8%. Об этом сообщается в последних данных международной исследовательской компании AC Nielsen.
При этом за 2017 год рынок упал на 14,4%.
 
 
Причиной резкого падения производства сыра стала юридическая коллизия - адыгейские производители отстояли индивидуальное право на его производство, запретив компаниям из других регионов выпускать сыр с таким названием. Однако, вопрос не так однозначен - производство адыгейского сыра одновременно регулирует два документа - НМПТ и ГОСТ, которые противоречат друг другу. Milknews привел подробный разбор проблемы.

 
 
Споры конкурентов
 
Наименование места происхождения товара "Сыр адыгейский" было зарегистрировано Роспатентом еще в 2004 году - оно дает право производить адыгейский сыр только на территории Республики Адыгея. Одновременно с ним существует действующий ГОСТ “Сыры мягкие. Технические условия”, который разрешает производить адыгейский сыр на территории России, Армении, Киргизии, Казахстана и Узбекистана.
 
Получается, что с нормативной точки зрения неадыгейские производители могут производить сыр по ГОСТу, но тем самым они сразу нарушают нормы НМПТ, попадая под всевозможные штрафы и нарушения прав интеллектуальной собственности. Одновременно с этим вне российских границ адыгейский сыр производить никто не запрещает - на данный момент он свободно производится в странах-членах ЕАЭС.
В итоге никто на российском рынке не остается доволен - адыгейских производителей обвиняют в нарушении монопольного законодательства, неадыгейские компании проигрывают суды, а рядовые потребители вообще не могут знать, чей сыр они покупают - не каждый придает значение указанной маркировке.
 
Права адыгейских производителей неоднократно подтверждались судебными разбирательствами.
 
В 2016 году брянский производитель “Умалат”, тогда еще выпускавший сыр под брендом “Адыгейский” подал возражение в Федеральную службу по интеллектуальной собственности. Решение было обосновано тем, что запатентованная технология на адыгейских предприятиях не используется, а название “Адыгейский сыр” не является традиционным. Тогда Роспатент отказал “Умалату” в удовлетворении возражения.

Позже оспорить это решение в Суде по интеллектуальным правам вместе с “Умалатом” собрались уже 12 других производителей адыгейского сыра. В январе 2017 года они подали иск, но в апреле суд по интеллектуальным правам признал право выпускать "Сыр Адыгейский" только за предприятиями, находящимися на территории республики. Также, в сентябре 2017 года президиум суда по интеллектуальным правам отклонил кассационную жалобу четырех заводов из разных регионов России, боровшихся за право производить сыр вне Адыгеи.
 
На сегодняшний день в России зарегистрировано всего пять правообладателей, которые могут использовать данный НМПТ: это молзаводы “Шовгеновский”, “Гиагинский”, “Тамбовский”, “Красногвардейский” и “Адыгейский”.
 
В том же 2017 году на рынке начались конфликты, связанные с правом владения торговой марки. Производители Адыгеи стали подавать иски в суды на компании из других регионов, которые производили сыр по ГОСТу, а ряд торговых сетей ввели ограничение на продажу продукции, выпущенной не в республике.
 
Еще одной претензией к адыгейским производителям стала недобросовестная конкуренция - Ассоциация производителей адыгейского сыра (представляющая интересы неадыгейских производителей) обвинила правообладателей НМПТ в несоблюдении условий патента - по их мнению, они производят свой сыр не по правилам НМПТ, а по ГОСТам и ТУ.


По юридическим нормам, участники рынка могут добиться отзыва свидетельства Роспатента, но только если смогут доказать, что технология производства, зафиксированная в патенте, нарушается.
 
 
Расхождения в показаниях
 
В конце июля переработчики из нескольких регионов России отправили в ФАС жалобу на адыгейских сыроделов. Инициаторами письма стали производители «Сыр Стародубский», «Умалат» (Брянская область), «Рузское молоко», «Можайский молочный завод» (Московская область), и ГК «Столица молока» (Алтайский край).
 
По мнению заявителей, после повторного запрета производства сыра за пределами республики, сегмент адыгейского сыра в 2017 году сократился почти на 15% (учитывая, что адыгейский сыр занимает около 10% российского рынка мягких сыров). Тем временем, в российских сетях освободившуюся нишу заняли производители из Казахстана и Белоруссии, так как в этих странах производители не обязаны соблюдать права, закрепленные Роспатентом.

По словам представителей ассоциации, адыгейскими сыроделами не соблюдаются определенные особенности производства - осаждение молочной сывороткой, формирование формы в ивовых корзинках. Кроме того, чтобы соответствовать всем региональным правилам, адыгейский сыр должен производиться из сырого молока, полученного от коров, пасущихся в предгорьях Большого Кавказа.
 
Исходя из открытых данных, столько молока, на сколько местные компании производят сыра, в республике просто не надаивают. По данным республиканской статистики, в Адыгее в 2017 году переработали 145,5 тысяч тонн молока, из которых на местное производство приходится лишь 122 тысячи тонн. Из них только 50% поступило на переработку в регионе.
 

 
“По данным АдыгеяСтат в 2017 году на территории республики произвели 122 тысячи тонн молока всеми видами хозяйств, при этом доля хозяйств населения составила более 87%. По оценкам Союзмолоко только 50% этого молока являлось товарным. Таким образом, в переработку на адыгейские молзаводы поступила только 61 тысяча тонн”, - заявили в ассоциации.


30 июля руководитель общественной организации "Союз производителей Адыгейского сыра" (не путать с предыдущим союзом - этот представляет интересы адыгейских переработчиков) Мурат Тлюстангелов опроверг обвинения и заявил, что мощности молочных заводов Адыгеи и объемов собственного сырья хватит, чтобы удовлетворить потребности потребителей в сыре.
 
"Доводы о том, что "Сыр адыгейский" якобы может исчезнуть с прилавков магазинов страны, безосновательны. По данным экспертов, сегодня в России ежегодно потребляется порядка 12 тыс. тонн адыгейского сыра. Молзаводы Адыгеи готовы покрыть потребности страны в адыгейском сыре и увеличить его производство, если на то будет запрос рынка. У нас для этого есть и сырье, и мощности, и специалисты, и традиции", - сказал Тлюстангелов.

Он пояснил, что с начала 2018 года предприятия республики произвели 12,8 тыс. тонн сыра, что на 12% больше, чем за аналогичный период годом ранее.

"На отправляемый нами на экспорт "Сыр адыгейский" получен сертификат соответствия качеству ЕС, экспертами Евросоюза высоко оценена вся производственная цепочка. И мы как производители национального продукта, который стал всемирно известным брендом, будем заботиться не только об объемах продаж адыгейского сыра, но и защищать его от некачественных подделок. Это право защищено решением суда", - добавил Тлюстангелов.


На следующий день заявление подтвердил региональный министр сельского хозяйства Юрий Петров. "Доводы о том, что адыгейский сыр может исчезнуть с прилавков магазинов страны, безосновательны. Адыгея готова покрыть потребности страны в адыгейском сыре. Для этого у нас есть достаточные объемы сырья, мощности, специалисты, а главное - традиции", - сообщил министр.



Тем не менее, доля производителей адыгейского сыра из Адыгеи действительно растет, но остальные производители связывают это с общим падением рынка, поэтому фактически адыгейский сыр исчезает с полок магазинов.


По данным “СПАРК-Интерфакс” за сентябрь 2017 год из пяти адыгейских заводов-производителей адыгейского сыра Молкомбинат “Шовгеновский” находился в стадии ликвидации, а “Адыгейский” нарастил убытки до 3,4 млн рублей с 2015 года.
 
Генеральный директор ЗАО “Молкомбинат Адыгейский” Руслан Шхалахов заявил Milknews, что запрет на производство он однозначно считает правильным, и его завод “совместно с другими в регионе готов обеспечить Россию адыгейским сыром - хватит и сырья, и производственных мощностей”.
 
Гендиректор “Молзавода Шовгеновский” Схатбий Меретуков на запрос Milknews ответил, что на данный момент у завода происходит смена собственника, поэтому комментировать ситуацию отказался, сославшись на Ассоциацию адыгейских производителей.
 
По его словам, завод не работает уже больше месяца из-за реконструкции котельного оборудования, но после смены учредителя название и технологические возможности производства на заводе останутся на том же уровне, равно как и объемы. По словам Меретукова, у завода есть укомплектованный штат высококлассных специалистов, и он готов к дальнейшему наращиванию производства. Он также согласен с заявлениями руководства региона: “Адыгейского сыра от производителей из Адыгеи хватит всем, ибо каждый год наращиваются мощности и объемы на уже существующих заводах, а также открываются новые производства”, - заявил Меретуков.
 

 
Один из вариантов, которым может воспользоваться “Умалат” и прочие производители для обхода НМПТ, - найти похожее название для собственного продукта и выпускать сыр под ним. Такой вариант обсуждался на пресс-конференции о проблемах возможного исчезновения адыгейского сыра с прилавков. Генеральный директор ЗАО “Умалат” Алексей Мартыненко заявил, что потребитель не будет выбирать между “итальянским сыром” и моцареллой, однозначно делая выбор в пользу последней - и здесь аналогичная ситуация. С точки зрения молочных продуктов российский потребитель очень традиционен, и в случае смены названия адыгейский сыр, которому 50 лет, должен будет еще 20 лет просуществовать, чтобы восстановить спрос.
 
Автор: Артем Фальчев

3329 просмотров

MN В ВК

Комментарии
extenso
Кизель вебинары
Бэби Фуд

ДЗЕН кв
Подпишитесь на нашу рассылку
ЮТЮБ


Аналитический центр Milknews
АГРОС 21
Неделя РР
АГРОС 21
Неделя РР