Константин Горин Введение маркировки предполагает масштабную перестройку всего производственного процесса


Несмотря на неоднократные заявления ЦРПТ о том, что внедрение обязательной маркировки молочной продукции не создаст никаких проблем игрокам молочной отрасли, большинство переработчиков, особенно небольшие предприятия, думают совершенно иначе. Milknews пообщался с одним из непосредственных участников эксперимента, техническим директором ООО «Курское молоко» Константином Гориным. Он рассказал о ходе пилотного проекта и своих первых впечатлениях от него.
 
- Что вы думаете об обязательной маркировке молочной продукции? Поделитесь опытом как непосредственный участник пилотного проекта.
 
- Да, мы действительно участвуем в этом эксперименте. 3 сентября к нам приезжал представители “Честного знака” и из  ЦРПТ с одним из аккредитованных интеграторов. То есть компанией, которая должна настроить эту систему маркировки и считывания QR-кода. Был произведён эксперимент: предварительно в типографии мы наносили QR-код на упаковку для фасовки рассыпчатого творога, это такой пакет с плоским дном.

Целью было, во-первых, проверить процент брака при считывании уже нанесенного кода, во-вторых, сделать аудит наших фасовочных линий. А также сделать предложение по установке на них какого-либо оборудования, которое будет либо наносить, либо считывать информацию. В итоге процент считывания типографского QR-кода составил около 60. Возможно, у них не совсем корректно было подобрано оборудование, может, установлено не так.

Это был первый опыт. Кроме того, может такой большой процент связан с тем, что код наносился на мягкий пакет с творогом: после того, как упаковка выходит с фасовочного автомата, она попадает на транспортер, который подает его дальше на накопительный стол, соответственно, он может перевернуться, и следовательно -  этот код не так хорошо считывался.

Все результаты были зафиксированы, процесс решили доработать и позже предложить нам другой вариант. Но пока предложений больше не было. Мы недавно созванивались, они хотят к нам приехать с повторным визитом, может быть, привезут комплект другого оборудования или какие-то более сложные сканеры для считывания QR-кода.

Что касается самой системы маркировки и считывания, мы интересовались у других интеграторов о стоимости оборудования. Как они сказали, сейчас нет ни одного завода, где работает полностью система. Или нанесение, или  считывание. Но чтобы система работала от нанесения до считывания и до регистрации этих кодов в системе “Честный знак” - таких заводов пока нет.

Поэтому никто пока не может  предложить готового решения. И соответственно, мы не можем подсчитать затраты на покупку оборудования.

Говорят, что каждый завод индивидуален, на каждый завод нужно подбирать свой комплект оборудования, допоборудования. Очень много нюансов. Предварительные суммы, конечно, заоблачные: 30-50 тысяч евро на одну линию. Наша самая простенькая упаковочная линия стоит 1 миллион рублей, а мы должны на 3-5 миллионов её дооснастить.

Крупные заводы, может, конечно, найдут на это деньги, мелкие - закроются. Но это ещё полбеды. Всё это очень сильно усложняет технологический процесс: упаковка, хранение, отгрузка и приемка в магазинах.  Ясно одно: всё будет очень сложно. Даже опустим стоимость самой маркировки. Мы небольшое предприятие: 100 тонн молока в сутки. В сутки у нас выходит, допустим, в среднем 150 тысяч единиц штучной продукции. Представьте, 50 копеек без НДС с каждой. Это 75 тысяч рублей мы должны платить каждый день только за марки. Для сравнения, эта сумма больше чем в два раза превышает ту, которую завод платит за газ и за воду в сутки. И почти столько же, сколько мы платим за свет. А свет - это фактически основные энергозатраты. Это второй момент, который лично мне не понятен.

Третье, все знают, что молоко - это живой продукт. От приёмки молока до момента отгрузки на склад проходит  4 часа, не больше. Задержек не должно быть ни на одном этапе производства. Очень много возникает проблем с агрегацией штучных упакованных товаров. Ведь каждая бутылочка должна быть промаркирована, каждый ящик из шести бутылок должен быть считан, чтобы именно эти 6 бутылок попали в один ящик. Этот ящик должен быть установлен на паллету, подсчитаны ящики. И всё это занесено в базу. Но магазины же не все принимают целую палету. Получается, что придется переделывать работу всего логистического центра, вплоть до перестройки своих складов. Очень много вопросов и непонятно, для чего всё это.

- Как система маркировки, на ваш взгляд, соотносится с системой “Меркурий”? Они повторяют или дополняют друг друга?
 
- Мне кажется, что повторяют. “Меркурий” тоже прослеживает товар от фермы до прилавка. Только всей партии, а маркировка будет считать каждую бутылочку. На QR-коде будет информация: завод-изготовитель, наименование  товара, кто произвёл, что входит в состав и в какой магазин поехало. Вся та же самая информация есть на этикетке, и в сопроводительных документах.
 
Вот как покупатель, условно, в магазине “Пятёрочка”, я взял бутылку молока и посмотрел, что она произведена на таком-то заводе, молоко 2.5% жирности, состав, посмотрел срок годности, единственное, что я не увижу - это уникальный номер, под которым эта бутылка была разлита. А мне, как покупателю, для чего эта информация? 
 
- А как крепить QR-код на мелкую штучную продукцию, такую, как, например, плавленные сырки?
 
- На одном из совещаний был задан такой вопрос. На него представители ЦРПТ ничего не ответили. Кроме того, пока не знают, как маркировать порционные куски сыра, которые продают в магазинах, разделив на части одну большую головку. Некоторые интеграторы предлагают какие-то решения, какие-то нет. В любом случае, получается очень большое удорожание продукции. 

Плюс ко всему вышесказанному, в любом производстве всегда присутствует определенный процент брака.  Это и брак печати в типографии, и неправильно наклеенные этикетки, плюс повреждения на складе, при транспортировке, на приёмке в магазине. Так и получается 3-4%. А эта сумма и есть наша рентабельность!

- Какова сегодня, по вашему мнению, ситуация в отрасли в вашем регионе? В чём специфика, отличие от других субъектов?
 
- Последние два года особенно тяжело. Сырьё подорожало. Сейчас молоко у нас дороже, чем в Европе. А там идёт субсидирование предприятий переработчиков, на каждый литр молока им возвращают субсидии, у нас такого пока нет. Энергоносители дорожают, за электроэнергию мы платим, например, 7,5 рублей  с НДС  за киловатт. Комплектующие оборудования в основном импортные, запчасти тоже. Всё дорожает. А торговые сети просят всё дешевле и дешевле. Плюс ко всему платёжеспособность покупателей падает. 
 
- Оказывается какая-то поддержка от государства вашему предприятию?
 
- Не оказывается. Ни субсидированных кредитов, ни дотаций на молоко нам не предоставляют.
 
- Какие прогнозы на ближайший год?
 
- Проблема в том, что как только предприятие более или менее начинает нормально работать после нововведений, вставать на ноги после принятия каких-то новых правил, тут же придумывают другие. Поэтому сложно строить какие-то прогнозы.

У нас небогатый район, и для многих предприятий введение маркировки станет непосильной ношей. Суммы очень большие. Для нашего предприятия это решение тоже скорее всего станет фатальным. На все линии мы точно не сможем установить всё необходимое оборудование, у нас нет таких денег. 
 

4773 просмотра

Также рекомендуем:


MN В ОК

Комментарии
extenso
ИНФОРС
bioMerieux

МО-2020
Энрофлон
Подпишитесь на нашу рассылку
Продается завод


Аналитический центр Milknews
Продукты питания
Сибирь аграрная
Продукты питания
Сибирь аграрная