Михаил Мальцев История о технической «пальме» в продуктах - очередная серия «мыльной оперы»


Вопросы качества молочной продукции в РФ и объема рынка фальсификата находятся в центре внимания профильных ведомств, а также активно обсуждаются в СМИ. О том, как проводится оценка этих показателей и как результаты исследований влияют на отечественный молочный рынок, рассказал Milknews директор Масложирового союза России Михаил Мальцев.

"Вопрос качества молочной продукции в России давно находится в зоне медийной турбулентности. Потребителей в ежедневном режиме пугают сообщениями о тотальной фальсификации молочной продукции, дескать, на полках магазинов не осталось «чистой молочки». Хотя отмечу, что с 1 июля текущего года вступит в силу новый порядок по формированию отдельной полки для молочной продукции. Большая часть крупных магазинов уже разделила молочную и растительно-молочную продукцию, и катастрофы с этим сегментом не произошло. Более того, на мой взгляд, такие меры со временем только повысят лояльность потребителя к таким товарам, которые будет восприниматься как самостоятельная группа продуктов.  
 
Беспокойство вызывают так называемые «неучтенные» товары с растительно-молочным составом, представленные недобросовестным производителем как молочные. Профильные ассоциации и надзорные органы регулярно проводят исследования рынка, посвящённые качеству российской молочной продукции. Из числа недавних работ - мониторинг экспертов Россельхознадзора. В течение 2018 года его специалисты проводили анализ рынка, в результате которого ведомство сделало следующий вывод: «на молочный сектор приходится значительная доля фальсификата». В официальном сообщении поясняется, что «в 2018 году из общего объема исследованной молочной продукции – 21,6% были фальсифицированы. Таким образом, каждый пятый продукт на прилавке не соответствует заявленному производителем составу».

Стоит отметить, что в медиасреде итоги исследования были опубликованы под лейтмотивом - «в России молоко заменили пальмой». Тогда как работа Россельхознадзора по выявлению соответствия качественного состава товара не ограничивались обнаружением в продукции растительных жиров.  Из промежуточных результатов, опубликованных в прошлом году, известно, что проверки проходили по следующим позициям: отклонение по заявленным показателям массовой доли жира, белка, влаги; присутствие крахмала, пищевых добавок, сухого молока, сои, не указанных в составе продукции; несоблюдение режима пастеризации и т.д. Безусловно, в этом списке зафиксировано и присутствие растительных жиров. Однако, подчеркну, что вопросы качества «молочки» касаются решения целого комплекса задач, требующего совершенствования процессов производства и добросовестности производителей.

Сложно однозначно оценить масштаб проведенной работы, поскольку информацию о «географии» исследования, категориях товарных групп и о результатах по каждой из них, инициатор публично не сообщил. Были названы только «отличившиеся» регионы. Более того, отбор продукции, скорее всего, проходил по самой рисковой группе с минимальной ценой. Потому говорить о фальсификате на уровне 21,6% в целом по рынку на основании такого исследования, на мой взгляд, однозначно нельзя.

Что касается оценки рынка фальсификата, такое исследование ежегодно проводится силами двух профильных союзов – Масложирового союза России и Союзмолоко. Методика расчета абсолютно прозрачна – аналитики рассчитывают объем производства молочного жира, определяют процент его дефицита из общего количества выпущенных молокопродуктов в пересчете на сырое молоко. Согласно оценке рынка за 2017 год, доля фальсификата молочной продукции составила около 5%, в котором доля пальмового масла, направленного на фальсификацию (от общего объема потребления пальмового масла в РФ) и вовсе оказалась ниже 4 %.
Данные по 2018 году планируется представить к осени.

Возвращаясь к итогам исследования Россельхознадзора, его резонанс был подкреплен последовавшим интервью Николая Власова, заместителя руководителя Россельхознадзора. Комментируя ситуацию, он отметил: «Некоторые наши переработчики в молочный продукт наливают техническое, которое вообще в пищу употреблять нельзя. В техническом масле содержится множество продуктов окисления жиров кислородом». Ожидаемо, что данная реплика может вызвать у потребителя панику. Отраслевым специалистам хотелось бы получить ответ на вопрос – опираясь на какие данные, было сделано такое заключение?

Со своей стороны поясним - все импортируемые товары проходят таможенный контроль, проверку соответствия ТР ТС,  и при учете получают свой код ТН ВЭД ЕАЭС. Пальмовое масло - техническое и пищевое - не исключение. По данным ФТС, в 2018 году доля технического пальмового масла составила менее 1% от общего объема импорта пальмового масла. Отмечу, что данная категория масложирового сырья используется при производстве мыловаренной и прочей непищевой продукции. А одного только мыла ежегодно мы выпускам 67-68 тыс. тонн.

Таким образом, заявления об использовании технического пальмового масла в пищевой промышленности не подкреплено ни статистикой, ни фактами, и все сильнее напоминают очередную серию из затянувшейся мыльной оперы.

В заключение отмечу, рынку молочной продукции придется пройти важнейший этап по укреплению своих позиций, постепенно вытесняя всех недобросовестных производителей с полок магазинов. И в этой связи ужесточение мер ответственности при производстве некачественной молочной продукции, несоответствующей техрегламенту, может послужить отправной точкой для подобной кампании.  Кроме того, избавившись от фальсификата, мы одновременно реабилитируем в глазах потребителя отдельный сегмент – молочно-растительной продукции - не просто абсолютно легальный, а максимально востребованный во многих европейских странах. Такая продукция обладает сбалансированным жировым составом, потому популярна среди людей, придерживающихся здорового образа жизни".
 
 

2255 просмотров

MN В ДЗЕН

Комментарии
extenso
ИНФОРС

МО-2020
Энрофлон
Подпишитесь на нашу рассылку
Сессии 9


Аналитический центр Milknews
Продукты питания
Сибирь аграрная
Продукты питания
Сибирь аграрная