Сырем Байзульдинов Мы не коров пасем, мы создаем микроклимат 


Племзавод “Трудовой” известен по всей стране своими показателями продуктивности, сюда приезжают чиновники с журналистами, а главы хозяйств ездят перенимать опыт эффективности. Председатель совета директоров Сырем Байзульдинов, 41 год возглавлявший предприятие и передавший дело своим сыновьям Айдару и Николаю Байзульдиновым, рассказал Milknews о планах на будущее, лучшем мировом опыте и секретах управления. 
 



Milknews: Ваше хозяйство входит в топ-10 производителей молока в России и остается лидером по продуктивности. Какова сегодня мощность предприятия, и какие у вас инвестиционные планы?

Сырем Байзульдинов: Мы начинали в 2006 году со строительства фермы на 1200 голов, достаточно скоро нам захотелось расшириться еще на 1200 голов. Не так давно мы закончили третью очередь на 1200, а сейчас мы решили увеличить поголовье еще на 1000 голов. 

Цена на молоко в этом году не упала, насколько я вижу, и это хорошая тенденция. Если такая цена и такой уровень государственной поддержки, которые есть сегодня, сохранятся, то в перспективе мы продолжим строительство и увеличим поголовье. 

Сегодня мы уже модернизируем два помещения, построили еще один доильный зал. Получилось так, что надои у нас поднялись до 11500 кг на фуражную корову и 12800 на дойную корову, и мощности действующих доильных залов просто не хватало. Дойка шла в три смены по 8 часов каждая. Мы приняли решение о строительстве нового помещения и сдали к новому году зал на 60 голов, европараллель два по 30. Чтобы он не простаивал, мы также решили модернизировать два помещения на 500 голов, так полностью мы обеспечиваем свой новый доильный зал.

Правильно говорят, русский мужик долго запрягает, но быстро едет. Я считаю, поехал российский мужик. Не надо плакаться, дорогу осилит идущий. Мы вот идем потихоньку. Сейчас есть льготный кредит на мелиорацию на 8 лет, в животноводстве на - 10 лет, платим по ставке 3%, остальное федеральный бюджет платит - это же здорово. 

Milknews: На что вы брали кредит?

Сырем Байзульдинов: На силосные траншеи, переработку сои, жмыха. Раньше я возил соевый шрот за 2000 км из Санкт-Петербурга, куда его привозили из Аргентины. Мне задавали вопрос: «Не дорого ли?» Я говорил: «Если я испорчу нетелей, которых купил в Америке, не буду их кормить, как положено, я не получу молоко, потеряю в продуктивности и получу слабый приплод. О каком развитии может идти речь?». Я где-то год помучился, а потом начал возить сою из Липецка, а сейчас мы сделали свою соепереработку. 

Я сам перерабатываю сою, получаю жмых, белковый корм и не затрачиваю средств на закупку и транспортировку. Также мы первыми в России запускаем переработку соевого масла - производство защищенного жира. Зачем я буду продавать соевое масло, если на закупку защищенного жира из пальмового масла я в месяц трачу 4 млн рублей? 

Мы инвестировали в систему орошения и сейчас имеем 6300 га орошаемых земель, в этом году планируем их площадь увеличить еще на 1200 га - в итоге будет 7500 га. В перспективе планируем довести этот показатель до 9000 га. Я сам выращу сою на орошении, у нас для нее отличные климатические условия, чтобы протеин был высокий, а из нее я получу белковый жмых и защищенный жир. 

Milknews: Когда планируется запустить этот проект?

Сырем Байзульдинов: Мы уже протестировали переработку сои, получили соевое масло, получили продукт. Сейчас с заводом “АДМ-Деметра” (Московская область) дорабатываем оборудование, чтобы его мог обслуживать один специалист. Буквально через неделю мы запустим переработку сои полностью. 

В течение десяти дней мы также запустим экструдирование зерна. Содержание переваримого протеина в экструдированной по нашей технологии пшенице составит 32%. Нам нужны были в рационе пшеница, ячмень, а теперь после экструдирования зерна за счет такого высокого давления, высокой температуры мочевина превращается в крахмал, крахмал превращается в нужный для нас элемент - сахарозу, и мы не будет покупать сахар. 

Я буду экономить на соевом жмыхе, на защищенном жире, я буду продавать эти продукты, будет рынок сбыта. Мы стараемся делать все, что уменьшить затраты, чтобы снизить себестоимость продукции. 

Milknews: А вы не хотите переработку молока строить?

Сырем Байзульдинов: Переработку - нет. Сапожник должен сапоги шить. Сельхозник должен производить качественную продукцию, затраты снижать. Переработчик - это тоже непросто, надо такой продукт делать, чтобы люди были довольны, чтобы конкурировать. Это нужно уметь делать. Посмотрите, какая у нас сейчас продукция хорошая - Энгельский молокозавод, “Вимм-билль-данн” - вообще супер. К тому же я наживу себе проблем с торговлей. Если были бы цены, как раньше, устанавливало государство, твердые, я бы конечно переработку сделал.

Milknews: А с кем вы сейчас работаете из заводов?

Сырем Байзульдинов: “Вимм-Билль-Данн” (ПепсиКо), Энгельский молокозавод. У нас есть спрос, и “Балаковский” просит у нас сырье, и “ФудЛэнд” интересуется. Все сейчас на рынок Китая все смотрят, и спрос на молоко идет. 

Milknews: А в другие регионы вы не поедете? Вам тут хватает земли и для растениеводства?

Сырем Байзульдинов: Мне достаточно этой земли, я хочу довести площадь орошаемых земель до 9000 га и получить максимум с гектара. 

Milknews: У вас нет таких планов, как у “Эконивы” - больше ферм в разных регионах?

Сырем Байзульдинов: Штефан Дюрр же не один, у него есть компаньоны, большая команда. Надо, чтобы предприятие было управляемое, и ты должен видеть людей. Я должен быть хозяином вместе с сыновьями в своем доме, я здесь живу. Это мой путь и стиль управления.

Milknews: А какая у вас суперглобальная цель? Сколько еще комплексов нужно? 

Сырем Байзульдинов: Сейчас мы даем области почти 45% молока, выйдем на 50%, но это не цель. Главное, зачем нужно произвести больше и дешевле и получить больше денег, - это зарплата, социальная структура, развитие. Вот это главная цель.

Раньше же был такой тезис - стереть грань между городом и деревней: по качеству жизни, по социальным условиям для детей. У нас есть плавательный бассейн, спортивный зал. У нас хороший танцевальный народный ансамбль, хор, после школы наши дети идут учиться в любые учебные заведения. Кто-то возвращается, хотя мы не всем рабочие места можем дать. Но главное они там чувствуют себя нормально, не стесняются ничего. 

Надо, чтобы в селе зарплата росла, были дома с удобствами, красивый центр, фонтаны, парки, футбольное поле, стадион, и на ферме были сады, цветы и трава. Мы коров тут не пасем, мы создаем микроклимат. 

Для всего этого нужно, чтобы продуктивность росла, затраты снижались, надои увеличивались. Мы должны сделать все, для того, чтобы не покупать ничего за рубежом, а производить все у себя. Конечно, кроме ветеринарных препаратов, а остальное нам по силам даже микро-, макродобавки, стартовые корма. 


Milknews: А все говорят - дефицит кадров, негде людей брать. У вас нет с этим проблем, нет оттока?

Сырем Байзульдинов: Дефицита нет, и мы стараемся не сокращать никого. Сейчас государство делает ставку на жизнь на селе, принимает нацпроект по развитию села. Я сейчас хочу больницу, амбулаторию построить, чтобы ветераны могли ходить рядом к врачу. У нас есть медики, которые живут в селе, но работают в другом месте. Они говорят, что если будет своя больница, то сразу вернутся. У меня ребята остаются, им нужны невесты, девочки из медучилищ, которые будут тут работать медсестрами. Чтобы здесь можно было сдать анализ крови, пройти физиотерапию, все процедуры, солевые ванны. Будет скорая помощь на несколько сел. Это будет муниципальная амбулатория.

Дальше мне детский садик на 90 мест нужно расширять, он уже маленький. 

Milknews: А вы тоже тут живете?

Сырем Байзульдинов: Да, здесь живу, в Павловке.

Milknews: С кем из коллег вы советуетесь? Из производителей молока кому вы позвоните в случае чего? Из глав хозяйств, может быть, каких-то? С кем вы дружите из руководителей?

Сырем Байзульдинов: Я дружу и с пензенским комплексом, как раз где сингапурцы OLAM, они ко мне приезжали со своими специалистами, я к ним приезжал со своими. Энгельский молокозавод, “Вимм-Билль-Данн”, со многими я советуюсь. С моим другом Сергеем Джапаридзе (руководителем ГК «Молочная компания» - прим. ред.) ездили на север Ирландии, смотрели фермы, заводы. Мы до сих пор с ним тесно работаем, его папа Тенгиз Григорьевич был замечательным человеком, эрудированным, знающим, работал в Минсельхозе замом Департамента племенного дела, он меня как раз познакомил со своим сыном. 

Когда я строил новое родильное отделение, мне посоветовали съездить в СПК “Килачевский”, Свердловская область, к Анатолию Сергеевичу Никифорову, я с ним не знаком был. Я посмотрел, переговорил, познакомился, и мы сейчас дружим, он ко мне ездит, я к ним уже раза три ездил. Мы дружим с Джоном Кописки, “Рождество”. Я посмотрел, как он делал операции при смещении сычуга правостороннего, левостороннего. Я ему заплатил, чтобы он моих специалистов обучил. Сейчас мои делают эти операции только так, все коровы живые остаются. Я везде езжу, все изучаю. Переработку навоза немецкую я тоже у него подсмотрел. Я ездил в США, в Висконсин, смотреть на альтернативную, но остановился на Германии. 

Milknews: Много работаете над эффективностью, над снижением себестоимости. Если бы вы давали какой-нибудь совет новичку или человеку, который хочет работать, вы бы на что в первую очередь смотрели? Три совета, на что нужно обратить внимание в твоей себестоимости, если она тебя не устраивает?

Сырем Байзульдинов: Во-первых, нужно поставить себе цель по продуктивности и посмотреть, какие корма для этого нужны, какие добавки, где можно свое сделать, где выгодней купить. Надо стремиться сделать все свое. 

Во-вторых, обратить внимание на комфорт. Мы хотим сами жить в доме или квартире с удобствами, вентиляцией, хотим иметь бассейн, машину. И коровам тоже нужен комфорт, тогда она тогда тебе отдачу покажет. Должен быть микроклимат, вентилятор, свобода для прогулки, чесалки. 

Третье - создать условия для людей. У нас два выходных у всех - и у специалистов, и у рабочих - скользящий график и нормальный отпуск. Иногда рабочих надо выгонять в отпуск, надо жестко сказать, что он должен две недели в году посвятить отдыху. И хозяйство должно оплачивать это время - это главное.

Milknews: Какую страну вы считаете наиболее эффективной? Кто вас вдохновил и стал примером?

Сырем Байзульдинов: Вы удивитесь, в какой стране я был в начале 2000-х годов. Украина, Днепропетровская область. Я приехал на семинар, на двух машинах привез специалистов. Я впервые увидел крупный комплекс. За границей, в Ирландии, я видел маленькие, а вот в Украине я удивился. 

Там был и свинокомплекс, но я знал, что свиноводством не буду заниматься, потому что молоко - это утром деньги, в обед деньги, вечером деньги. Плюс, я считаю, надо заниматься чем-то одним, специализироваться. 

Я вообще раньше не занимался молочкой, ни литра молока не получали мы. Здесь было межхозяйственное объединение под корма крупного рогатого скота и свиней - доращивание и откорм. Потом в 1990-е годы все перестали сдавать скот, и я им благодарен - я сам начал заниматься молоком. 

Milknews: Что вы из той поездки переняли и скопировали?

Сырем Байзульдинов: Я посмотрел, взвесил, увидел технологию на Украине, оборудование, европараллели и сказал: «Все, путь такой». Я начал сравнивать американское, немецкое оборудование, поехал в Германию, но остановился на ирландском. 

Я видел и роботов в Канаде, но считаю робота минусом для животноводства. Почему? Не каждая корова сама пойдет доиться. Корова тоже не дура, она живая, скажет, зачем я пойду доиться. Раз не пойду, два не пойду, три не пойду, потерплю. У меня сгорит молоко, я буду балдеть ходить, кушать только и отдыхать. Правильно? И потом идет выбраковка. Я выбрал карусель, потому что вся секция идет на дойку разом, и ни одна корова недоенной не останется, согласны? 

Когда дошло до наших операторов машинного доения, что будет все автоматизировано, они меня вызвали и говорят: “Мы хотим поговорить, Сергей Захарович. А где мы будем работать, если у нас роботы будут?”. Они, конечно, волнуются - у нас стабильная зарплата, условия, для детей детсад, дом культуры. Но что такое робот? Это техника, оборудование. Ему нужен уход, она ломается. Кроме того, у нас на ферме телята - это же дети, им нужна забота, контроль питания, здоровья. Даже если вы мне одного теленка сохраните, я десять раз отобью вашу зарплату, если он вырастет и будет давать мне молоко и приплод.


У нас все завязано на продуктивности и эффективности. У коров есть датчик жвачки - израильский: если корова мало и плохо ест, она болеет, меньше дает молока. Нужно вовремя это обнаружить и быстро решить ее проблемы. У нас есть оператор, который на комплексе анализирует всю дойку, вечернюю, утреннюю, отел, дает энергетический напиток только что отелившейся корове, теленка поит. Его премия зависит от того, как хорошо он работает, и если ты пропустил снижение жвачки или еще что-то нетипичное, ты лишаешься премии. У нас 78 камер стоят на производстве для неукоснительного соблюдения технологии, только так можно повысить эффективность. 

Когда строишь работу с коллективом таким образом, то и в коллективе спокойно, и самому интересно. 

Milknews: Кто еще стал для вас стал примером? Куда стоит съездить?

Сырем Байзульдинов: Израиль, Европа - Германия, Словакия, Америка - мои сыновья сейчас ездят везде. Я в Америке был, видел площадку на 100 тыс. тонн кормов. Я говорю: «Ничего себе! А сколько у вас земли?». А у них нет земли, им другой фермер поставляет корма. Я его спрашиваю - а вдруг он тебе поставит некачественный корм. Американец только удивился: “Как это некачественный?”. Он даже не понимает этого вопроса, у них менталитет другой. И у нас сейчас время другое, мы знаем, как получать надои, но надо скооперироваться по-настоящему. Нас жизнь заставит.

Или вот посмотрите на Израиль: жара, с водой тяжело, а они 41 литр с коровы получают. 

Milknews: А вы 37?

Сырем Байзульдинов: Зимой мы выйдем на 38-39 л, а в целом ставим задачу на 40 л. У них мы научились работать с рационом. Вот сейчас сыновья претворяют в жизнь несколько задумок, ставят опыты на целые секции, анализируют. Сейчас это проще делать: мы же знаем, сколько надоила вот эта секция, учет ведется через программу, и мы знаем, сколько дает каждая корова. Я уверен, они надоят 40 л, поэтому доильный зал и сделали, чтобы было можно такие эксперименты ставить. 



Milknews: У вас в 2010 году был Медведев, вы лучшее хозяйство, но при этом не особенно публичные, и сайта у вас нет. Не входит в ваш приоритет пиариться? 

Сырем Байзульдинов: Почему я должен пиариться? Разве я пашу и сею? Это делает коллектив. О коллективе пишут, о хозяйстве пишут. Мои сыновья, которыми я очень горд, много помогают. Айдар - генеральный директор, Николай - исполнительный, занимается полеводством, и механизация на нем. Он сейчас в Бельгии, за опытом поехал. Старший сын у меня частник, у него свои собственные комбайны, он ездит убирает в хозяйствах. Он решил таким путем пойти. 

У меня есть четвертый еще сын, которому будет только 12 лет. Он у меня учится отлично. Сначала архитектором хотел стать, и мы поехали в Дом архитектора, он побыл, посмотрел, послушал. Вышел оттуда, молчит, и я молчу. Через полгода он мне сказал: «Пап, я не буду наверное архитектором». Ну, говорю, решай, выбирай сам.

Milknews: У вас не бывает каких-то конфликтных ситуаций из-за родственных связей?

Сырем Байзульдинов: Я просто вспоминаю, какой я сам был. Когда молодые, мы все горячие. Я не конфликтую. Я обычно говорю: «Выслушай меня, а решай сам». Бывает они доказывают мне, что я не прав, а бывает, уходят думать над моими словами. Если мы будем конфликтовать, то рознь пойдет, вред производству, вред тому, чему я служу вместе с коллективом. Нельзя тащить хозяйство, как лебедь, рак и щука. 

Они к людям хорошо относятся, с уважением, оба депутаты в районном собрании. Праздники проводят, помогают людям. Я знаю одно – буква «Я» в алфавите где стоит? Последней. Каждый человек это личность, мне надо раскрыть эту личность.

Сейчас пришла молодежь, работают более молодые специалисты: Денис Валентинович, Дмитрий Константинович вместе с моим сыном Айдаром Сергеевичем. Я сам уже не влезаю, просто смотрю. Они меня, тем не менее, постоянно зовут: «Папа, поехали то посмотрим с ученым, то посмотрим». Я езжу, смотрю.

Milknews: То есть вы стратегическим управлением занимаетесь, а они операционным.

Сырем Байзульдинов: Да, я, конечно, в курсе дел, но стараюсь не влезать. Ошибутся сейчас, но зато потом ошибок не будут делать. Сейчас у меня один сын в Бельгии, другой в Германии - не сидят на месте. Я и сам всегда ездил, ведь учишься не по книгам, не в институтах, на семинарах, а когда сам ездишь и смотришь. Вот они две недели в Израиле в прошлом году были, в позапрошлом - две недели, в этом году - еще две недели. Каждый раз - новшества! 

Я вообще противник того, что в школах детям не разрешают класс готовить, с доски стирать, полы мыть. Сейчас это порицается. Вот у нас была аномальная зима, и директор 95-й саратовской школы организовал учителей,чтобы они со двора просто мешками снег вынесли. Для кого? Для детей. Их на всю Россию опозорили, и директор школы получил выговор. Я вообще не понимаю такого подхода, труд на благо общества и детей - это нормально, и старшие классы надо было привлечь к очистке от снега. Многие родители считают, что они защищают детей, оберегая их от труда, но пройдут годы, ребенок вырастет, стакан воды не подаст. Я счастливый человек, мои родители приучали меня к труду. Я четыре класса закончил, а с пятого по десятый учился в интернате. В субботу прибегал, ел и бежал к отцу на ферму помогать. Он меня не заставлял, он меня с детства к этому труду приобщил. Я своих детей тоже приобщил к труду. 

Milknews: В Минсельхозе в новом вы уже были? Как вам новая команда?

Сырем Байзульдинов: Сейчас в основном из банка пришли люди, я думаю, адаптируются к нашим реалиям. По-моему ничего плохого нет в том, что они финансы хорошо знают. Главное - не надо нам рассказывать, как сеять, как пахать, как убирать, как доить - нас надо заинтересовать финансово. 

Я человек прямой, всегда на совещании стараюсь сесть во второй, третий ряд, чтобы быстро задать вопрос. В целом-то идет управление нормально, кредиты дают, субсидии есть.

И вот самое главное конечно, надо собирать руководителей хозяйств и замов министра, показывать, что достигнуто, что у тебя новое. Они должны видеть крупные сильные хозяйства в России. Нет плохих хозяйств, даже в каком-то слабом хозяйстве можно для себя найти что-то хорошее. У меня нет зависти, я готов со всеми делиться знаниями, чтобы сосед был сильный, и учиться у них. Мой стиль в работе такой: если мой сосед сильный, я радуюсь, потому что мне не надо далеко ездить за опытом.

Milknews: А вы заметили в последние годы какое-то давление со стороны ужесточения экологического законодательства? Какие-то новые требования к вам предъявляют?

Сырем Байзульдинов:
В целом я считаю, что для нас, для детей, для будущего надо думать про экологию. Нам надо думать экологически, но есть и глупые требования, например, под навозом должен быть бетон, асфальт. Дайте отрасли время, дайте средства, и мы сделаем. 

На нашем молочном комплексе весь навоз перерабатывается, жидкая часть идет в лагуну, с лагуны перекачивается на 2,5 км в большой накопитель, а оттуда - как удобрение на поля через шланговую систему. Твердая часть навоза перерабатывается по немецкой технологии, я стелю его под корову. Сухая подстилка с добавлением известки не имеет запаха за счет удаления всех бактерий. 

Раньше мы закупали солому. Вы понимаете, столько шпагата надо, чтобы эти тюки связать, а этот шпагат потом не перегнивает. Я вот впервые ездил на “Зеленую неделю” в Берлин и искал везде шпагат, который перегнивает. Его нигде нет. Сейчас эта проблема снята благодаря переработке навоза в подстилку. У нас не навоз, а трава вокруг всех ферм, будут сады, цветы и газоны. Приятно людям работать, и так не скажешь, что это деревня. Это не деревня.

Milknews: Вы в Меркурий перешли уже давно, все у вас хорошо работает?

Сырем Байзульдинов: Да нормально. Надо прослеживать, это же тоже для людей, для нас. Я также считаю правильным, что с 1 июля для продуктов с пальмовым маслом будет отдельная полка. Вчера по телевизору показывали Дагестан, где школьников по тендеру кормили фальсификатом. Когда же наступит момент, что запретят пальмовое масло? Мы же гробим детей. 

В Минсельхозе России мне также сказали, что молоко от лейкозных коров не будет дотироваться на будущий год. Это позитивная тенденция, мы должны стимулировать тех, кто оздоравливает стадо. И человек должен знать про это, хочешь – кушай вот это, хочешь это. Мы же многого не знаем, от чего эта болезнь, как с ней бороться, как предотвратить. 

Milknews: Вы долгое время входили в состав правления Союзмолоко. Как вы отнеслись к изменениям в Союзмолоко? Чего вы ждете от союза?

Сырем Байзульдинов: Я не могу ничего плохо сказать, с уважением отношусь и к Артему Белову, и к Андрею Даниленко. Андрей - грамотный, умный человек, мне было приятно с ним работать. Я поздравляю его с праздниками, я никогда друзей не теряю.

Я считаю, Союзмолоко работает. Если б не было союза, многие вопросы бы не решались. Не каждый пойдет в Министерство говорить что-то против, а Союзмолоко уважают, приглашают, союз высказывает свое мнение, защищает нас, информирует. Вместе съезды проводим, мне нравится. Каждый год езжу, мы слывшим друга друга и мы, молочники, встречаемся друг с другом и обмениваемся опытом. Я молочник, я хочу чтоб всегда Союзмолоко был и помогал нам, и вместе мы делали дело во имя своей страны и во имя людей.


4875 просмотров

Также рекомендуем:


Молочные сессии седьмое заседание

Комментарии
extenso
КОЗА
Какие темы статей вам интересны?
Проголосовало: 88


сила молока
Петерфуд
Подпишитесь на нашу рассылку
Кизель вебинар


Аналитический центр Milknews
интекПром
Агрофарм
интекПром
Агрофарм