Взгляд изнутри: пальмовые плантации Индонезии

Фото: rosng.ru

Пальмовое масло - самый распространенный из насыщенных жиров растительного происхождения. Повсеместно используемое во всем мире, оно часто становится объектом нападок со стороны СМИ и цитируемых “экспертов” - конкретно в России негативный фон вокруг растительных жиров настолько велик, что наткнуться на новости о вреде продуктов “с пальмой” можно практически каждый день. Milknews уже делал ликбез по пальмовому маслу, однако для более тщательного погружения в проблематику огромного рынка решил отправить корреспондента в Индонезию - страну, где производят больше всего пальмового масла в мире.

В сентябре этого года президент Индонезии Джоко Видодо подписал закон о введении трехлетнего моратория на создание новых пальмовых плантаций в стране. Как сообщается, значительный мировой спрос на пальмовое масло, развитие крупных компаний и расширение площадей масличных пальм привели к массовой вырубке тропических лесов, и, как следствие, жалобам Greenpeace. Отличия выращивания пальмы в Индонезии и Малайзии заключаются в разных подходах, малазийцы имеют меньше плантаций, но собирают с каждого гектара больше урожая за счет интенсивного характера производства. Индонезийцы выбрали экстенсивный путь, поэтому почти 30% плантаций заключены в руках малых производителей, собирающих довольно скромные по малайзийским меркам урожаи (до шести тонн с гектара против двенадцати).

По данным индонезийской пальмовой ассоциации GAPKI, государственные плантации занимают около 0,5 млн га по всей стране - эта цифра составляет всего 3% от общего количества земель, задействованных в пальмовой промышленности. Одна из таких государственных компаний, PTPN V, имеет более 140 тысяч га земель в Риау, индонезийской провинции, граничащей с Малайзией и Сингапуром.
Всего госкомпания имеет 20 крупных плантаций, из 140 тысяч га земель около 56 тысяч принадлежат маленьким фермерам и кооперативам.
 

Жизнь на плантациях


Плантация, которую посетил Milknews, расположена в нескольких часах езды от Пеканбару. Сами плантации представляют из себя леса пальмы, высаженные рядами, а также завод по первичной переработке, расположенный неподалеку. На плантациях работают жители близлежащих поселений, всего около пятисот человек. Руководство компании говорит, что для таких деревень плантации в некоторой степени являются спасением, потому что найти работу вдали от города местным жителям бывает трудно. Компания, в свою очередь, дает жителям не только возможность работать, но и предоставляет социальную помощь - например, с утра отвозит на автобусе детей до школы в ближайшем городе, а затем привозит их обратно.

 



Компании вкладываются в инфраструктуру деревень и жилье для работников. Также существует и государственная программа по поддержке сельских общин, по аналогии с российской программой по устойчивому развитию сельских территорий. Дома работников выглядят как типичные одноэтажные бунгало, без роскоши, но и не похоже на трущобы.

Среди тысяч гектаров есть плантации и мелких фермеров, или, как их еще называют, независимые или народные плантации. Скупив 2-3 гектара земли, фермер может вступить в кооператив, который, в свою очередь, помогает получить государственную поддержку - фермерам помогают с закупками семян и селекцией.
 

Процесс добычи


Без ухода за землей и селекционной работы семена пальмы стандартно прорастают только через несколько лет, но на современных плантациях на сегодняшний день этот срок составляет около трех-четырех месяцев. Всего дерево живет 25 лет, самый плодотворный возраст - 13-15 лет. Корни дерева залегают неглубоко, что удобно для рекультивации.



Одна плодовая кисть, растущая на верхушке пальмы, в среднем весит 10-20 кг, иногда доходя до 30 кг. За один год на одном растении образуется от трех до шести таких кистей, иногда их может вырасти до десятка.

Сам процесс добычи плодов масличных пальм очень прост: работнику необходимо срезать гроздья с плодами с верхушек пальм. Для этого работники используют мачете на длинном шесте, который позволяет дотянуться до верхушки дерева, высота которого может превышать 20 метров.



К слову, на плантации PTPN V используют обычный серповидный мачете. Такой способ считается эффективным, но архаичным - на современных плантациях используют конструкцию, выглядящую как смесь бензопилы с электрическим лобзиком, этакий электромачете. Работнику необходимо срезать гроздья, складывать их у дороги, где их подберет грузовик-сборщик и отвезет в цех по первичной переработке.

На наш вопрос, предоставляется ли работникам плантаций какая-либо страховка на случай производственной травмы, нам ответили, что им выдается каска. Несмотря на то, что работникам необходимо сбивать двадцатикилограммовые плоды с двадцатиметровой пальмы, индонезийцы считают это ремесло довольно безопасным.
 

Экологическое противостояние


Животных за время пребывания на плантациях мы не увидели, хотя работники много рассказывали про обезьян, обитающих на деревьях. Среди живности здесь очень не жалуют грызунов - они становятся главной проблемой для растущих деревьев и могут сильно навредить производству в процессе культивации. Для борьбы с ними используют довольно интересный и экологически безопасный способ - сов.

Больная тема для индонезийцев - рекультивация пальмы. После того, как масличная пальма “отживает” свои 25 лет, ее вырубают, освобождая место для новой плантации. Раньше участки со старыми пальмами просто сжигали, из-за чего все в огромном радиусе покрывалось смогом, напоминая Москву летом 2010 года. Сейчас такой способ не используется, деревья просто вырубают, но по правилам регуляторных органов высаживать новые пальмы на таких пустырях можно только спустя семь лет. На PTPN V говорят, что следуют этим правилам, используя земли в период адаптации для, например, выращивания бобов, а также обрабатывают почву, чтобы избежать ее опустынивания.



Однако, как и везде, не все участники рынка славятся своей добропорядочностью - дело в том, что плантаций в стране очень много, и государство само точно не знает, сколько земель задействовано в пальмовой промышленности. Использование земель для рекультивации планируют контролировать с помощью системы прослеживаемости, которая анализирует снимки со спутников, но ее внедрение пока находится на начальном этапе.

На самом деле, проблемы есть и с сертификацией - по данным RSPO (организации, которая стимулирует переход к устойчивому производству и использованию пальмового масла) даже у государственной PTPN V из тридцати предприятий сертифицировано только семь. Пробелы в госрегулировании приводят к тому, что следить за исполнением моратория становится сложнее - никто точно не знает, действительно ли пальмовые плантации прекратили расширяться.

На сегодняшний день эта проблема стала камнем преткновения в противостоянии Greenpeace и индонезийских производителей, “зеленые” считают, что крупнейшие компании используют сырье от поставщиков, сертифицированных по самой слабой из моделей сертификации, предлагаемых RSPO, то есть почти не регулируемых какими-либо устойчивыми инициативами. Кроме незаконной вырубки лесов, Greenpeace уже давно обвиняет пальмовую промышленность в разрушении мест обитания орангутангов.

Противостояние производителей с европейскими НКО продолжается уже много лет, и с укрупнением пальмового рынка вышло на более серьезный уровень - активисты незаконно проникают на индонезийские танкеры с маслом, а производители пальмового масла просят правительство последовать примеру Индии и полностью запретить Greenpeace на территории Индонезии.

677 просмотров
Комментарии
extenso

Катозал
Где маржа

Подпишитесь на нашу рассылку

Магазин Аналитики


Аналитический центр Milknews
Молочная Бизнес Академия
Мол и мяс инд
Молочная Бизнес Академия
Мол и мяс инд