Николай Лычев: Сколько стоит агробизнес?


Редакционный директор журнала "Агроинвестор" Николай Лычев рассуждает о том, в какую отрасль сельского хозяйства стоит инвестировать.

Картофель, небольшая молочная ферма, плодовые настойки для своего кантри-отеля, биткойн и крафтовые вина — вот навскидку несколько последних примеров, во что вложились или собираются вкладывать несколько моих знакомых. Выборка случайная и несколько причудливая. Однако всех их объединяет желание инвестировать "на входе" личные средства. О таких людях и будет мой пост: у крупных компаний и групп другая логика вложений. Да и потом, если вы только начинаете и 80% стоимости гринфилд-проекта — банковский кредит, то вы, по-хорошему, никакой не инвестор. Вы скорее оператор на капитале — как правило, государственном.

Представим себе, что у нас с вами небольшое по сравнению с крупным бизнесом количество денег. И все это наши деньги. Сразу договоримся о входящих условиях: ведь вариантов вложений могут быть сотни. Многое, даже почти все, зависит от суммы, которой вы располагаете (сотни тысяч, миллионы, десятки миллионов рублей и больше), срока инвестирования и задач вложения средств. Я буду исходить из того, из чего бы исходил сам, если бы у меня были свободные деньги для начала своего дела и желание вложить их в сельское хозяйство.

Биткойн выведем за скобки: во-первых, это не агро, хотя уже есть пара примеров людей, у которых вроде бы получается фермерство на основе собственных эрзац-валют. Во-вторых, покупая криптовалюту, вы добровольно доверяетесь финансовым анархистам — частным майнерам, и инвестируете вне какого-либо регулятивного пространства. Вы даже не вполне осознаете все риски такой "инвестиции" просто потому, что они еще до конца не известны и никем комплексно не описаны. Ну и, в-третьих, к слову — а почему сразу биткойн? Если уж на то пошло, посмотрите на динамику альтернативных, менее распиаренных криптовалют из топ-5 по капитализации — Ether, Litecoin или Bitcoin Cash, отколовшийся от Bitcoin.

А мы с вами — в меру осторожные и разумно-консервативные инвесторы с долговременной мотивацией. Мы инвестируем не в биткойны, а в бизнесы, которые хорошо понимаем — то есть в традиционные и, желательно, базовые продукты — такие, как молоко или сыр, а не гамбургеры из стволовых клеток. Понимаем как на уровне ощущений и личного опыта, так и на операционном уровне: все мы в общем понимаем, как устроено производство сыра или того же вина. Не стремимся максимизировать прибыль любой ценой. Не ставим себе задачу как можно скорее вернуть деньги или выйти из бизнеса с приличным процентным доходом. Для этого не нужно даже думать про агро, ликвидность вложений — ни разу не его история. Войти-то вы войдете, а вот выйти без минуса, да еще быстро, почти точно не сможете. Лучше, я не знаю… дивидендные акции компаний со стабильной или растущей капитализацией. Мы же хотим получить перспективное и любимое дело — бизнес, который сможет жить не два и не пять лет, окупится и, конечно, принесет стабильный доход.

Если мы заходим на рынок с нуля и только с деньгами, то нужно обратить внимание на незанятые ниши с оптимальной ценой "входного билета". В этом смысле мало перспектив у инвестиций в большие товары — зерно, масличные, бройлера, свинину, молочные продукты, сахар, растительные масла промышленного производства. Там есть исторически сложившиеся крупные игроки. Новые могут появиться на большинстве из них только через сделки слияний и поглощений. К тому же все эти рынки — насыщающиеся или профицитные, то есть склонные к перепроизводству. Да и потом, в больших агробизнесах, как и вообще в стране, сейчас не время для новых игроков. Наоборот, мы вступили в период укрупнений и консолидации.

Через какое-то время до зрелой стадии разовьется тепличное овощеводство — рынок, еще четыре года назад полупустой по выпуску отечественного продукта, но быстро набравший обороты роста. На замещение импорта основного объема огурцов потребуется еще три-четыре года, помидоров — на два-три года больше. Остальные культуры, в том числе перец и салаты — это миноритарные товары, которые не влияют принципиально на расстановку сил. Почти все основные игроки в тепличном овощеводстве уже определились, и теперь вряд ли есть смысл заходить на этот рынок без нескольких миллиардов рублей и проекта минимум в 10 га производственной площади. И то нужно очень хорошо просчитать сбыт, ассортимент, логистику и затраты, которые будут в основном валютными. Теплицы представляют собой хороший пример того, как быстро меняется конфигурация свободных для прихода новых игроков рынков, как растет цена входа на них и как их становится все меньше.

Реальный шанс для новых инвесторов — импортозамещающие производства, нишевые товары. Среди них — молоко, цельно- и кисломолочные продукты (фермерские и/или органик), рассольные и мягкие, в том числе с плесенью, сыры из коровьего, козьего и овечьего молока. Рокфор, бри, камамбер, рикотта, маскарпоне, моцарелла и другие. Стартовые инвестиции в их выпуск находятся на уровне нескольких десятков миллионов рублей. Всем этим продуктам свойственна высокая потребительская лояльность при почти пустом рынке, а это дополнительная премия к цене и непритязательность покупателя в плане ассортимента и качества. И то и другое временно. Поэтому сейчас крайне удачное время (я бы сказал даже — момент), когда государство готово жестко ограничивать импорт и при этом лояльно смотрит на новых производителей. Оно предоставляет им налоговые и нефинансовые льготы, создает бизнес-инкубаторы, проводит бизнес-форумы, привлекает инвесторов в местные ОЭЗы, дает консалтинговое сопровождение, включает их в разные "дорожные карты" и т. д. Чиновники делают это далеко не везде и не всегда, но примеров уже достаточно на уровне регионов и районов. Кстати, у всех губернаторов и у части госслужащих следующих за ними уровней привлечение инвесторов — один из KPI. Есть и такие территории, где тем, кто пробует что-то новое, не помогают, но и не мешают, что, в общем-то, тоже неплохо.

Еще одно перспективное направление — виноделие, в том числе гаражное. За последние два с половиной года в Крыму, Севастополе, на Кубани и в Ростовской области пробуют запускаться десятки таких виноделен. Это бизнес для терпеливых и добросовестных, а главное — для больших энтузиастов напрочь утраченной в России энокультуры. Первоначальные инвестиции — в земли, лозу и оборудование — относительно высоки, ждать первого урожая придется в среднем четыре года, первого вина — до пяти и более лет. А когда бизнес, продвигаемый столькими усилиями, наконец-то пойдет, будет большой соблазн скатиться в масс-маркет, фальсификат или продаться промышленному игроку и встроиться в его индустриальную цепочку. Увы, этого соблазна не избежали почти все известные мне южнороссийские шато, начинавшие в 2000-е годы. Плюс виноделия — нормальные по сравнению с погектарными (выдаваемыми на полевые агрокультуры) субсидии, способные сократить в среднем 10-летнюю окупаемость на год или два.

Есть интересные маржинальные агробизнесы с небольшими прямыми затратами и средней по срокам окупаемостью (4−7 лет), но с высокими специфическими рисками. Как правило, это не растениеводство и не молочное животноводство. Фермерская говядина, нишевое птицеводство (утка, цесарка, гусь), кролиководство, прудовое рыбоводство. Но обязательно должен быть партнер, понимающий в содержании стада, кормовых рационах и прочих нюансах, либо в этом нужно разбираться самому инвестору. Животноводство — не тот случай, где достаточно знаний рынка, денег и интуиции. Цена даже небольшой ошибки здесь может быть очень велика, а то и непоправима.

Рынок культивируемых грибов я бы сравнил с тепличным овощеводством два-три года назад. Он тоже начинает идти к индустриализации — крупным комплексам с большими деньгами, где-то от 2 млрд руб. и от нескольких тысяч тонн продукта. Но в отличие от теплиц, здесь еще есть место для альтернативных укладов. Возможное удвоение производства грибов в ближайшие три года и средняя доля импорта в 80% внутреннего потребления — два базовых аргумента для входа на рынок шампиньона, вешенки и в сегмент малого грибоводства (опята, лисички, древесный гриб шиитаке и др.). Плюс ко всему выращивать грибы проще, чем овощи. Года через два-три окно возможностей в грибоводстве может закрыться.

Другие ниши для входа в агро — ягоды и орехи, овощи открытого грунта и корнеплоды. Это интересные по доходности направления для малого и среднего бизнеса. Небольшие хозяйства и частные предприниматели уже выращивают травы-пряности (кориандр), миноритарные масличные (рыжик, сафлор), в том числе на экспорт в Турцию и Индию. Возделывать такие агрокультуры, а также пряные и лекарственные травы относительно просто, при этом начальные инвестиции очень небольшие — особенно если растения встроены в действующий севооборот.

Яблоко, в том числе техническое, тоже перспективное импортозамещающее производство. Но это климатически и технологически рисковый, к тому же инвестиционно емкий бизнес: он оптимален при наличии капитала от 1 млрд руб. и выше, плюс почти не окупаем без линий обработки и переработки сырья.


Источник: "Агроинвестор"

847 просмотров
Меркурий
Комментарии

Информационные технологии
спреды
эвс
растительное молоко

Подпишитесь на еженедельный дайджест

ATL

ATL

Аналитический центр Milknews
B2B Communication Forum 2018
Молочная Бизнес Академия
B2B Communication Forum 2018
Молочная Бизнес Академия