Эконива семена

Суманта Де, “Русмолко” Мы бы хотели посмотреть на возможности, открывающиеся в переработке молока


Петербургский международный экономический форум был богат на заявления гигантов молочной отрасли. Крупнейшие на этом рынке игроки рассказали о своих планах на ближайшие годы. Среди них - один из лидеров молочной отрасли страны и самый крупный производитель молока в Пензенской области “Русмолко”. Генеральный директор компании Суманта Кумар Де поделился подробностями новых проектов, новейшими трендами мирового молочного рынка и рассказал, какую молочную продукцию предпочитает лично он.
 
Milknews: На ПМЭФ стало известно, что компания в общей сложности планирует вложить 4 млрд. руб. в серию крупных проектов в Пензенской области. Расскажите о них подробнее. Что это за проекты и куда пойдет произведенный объем сырья? Какие особенности будут у этих проектов?
 
Суманта Кумар Де: Совсем недавно мы преодолели важную планку и стали третьим по объему производителем молока в стране. Но это не было нашей основной целью. Скорее это стало результатом многолетнего кропотливого труда по развитию молочного животноводства и созданию максимально эффективных ферм.

В ближайшее время мы планируем дополнительно инвестировать 4 млрд. руб в 4 основных проекта в нашем молочном бизнесе в Пензенской области. Во-первых, это расширение молочно-товарного комплекса в Сердобском районе и увеличение поголовья дойного стада с 5200 до 7200 голов. Здесь будет выстроен полный замкнутый цикл в одном месте в очень большом объеме. После выхода на полную мощность комплекс в Сердобске будет производить около 300 тонн молока в сутки, что эквивалентно десяти средним молочным комплексам.

Во-вторых, мы планируем расширение и строительство объектов на 3000 нетелей в Наровчатском районе рядом с уже действующими нашими молочными комплексами. 

Третий и четвертый проекты связаны со строительством оросительных систем на землях, где мы выращиваем кормовые культуры. У нас большое стадо, и нам очень важно гарантировать непрерывное производство кормов для обеспечения своих потребностей вне зависимости от погодных условий в регионе. А климатические условия в Пензенской области требуют введения дополнительных мощностей по орошению.

Запуск новых объектов позволит нам дополнительно производить до 150 тонн молока в сутки. И у нас нет сомнений, что эти объёмы найдут своего покупателя. На внутрироссийском рынке существует устойчивый спрос на молоко высокого качества как со стороны производителей традиционной молочной продукции, так и со стороны производителей сыров.
 
Milknews: Сегодня Olam International - это крупнейший иностранный инвестор в российское молочное животноводство. Какие цели вы ставите перед собой в дальнейшем? Какие ещё сферы, помимо молока, вы планируете развивать в перспективе?
 
Суманта Кумар Де: Сейчас перед нами два пути. Первый - продолжить наш органический рост, развивать уже начатые проекты, выходить на плановые мощности. Для нас сейчас первоочередная задача - завершить проекты в намеченные сроки и в соответствии с финансовым планом.
И второе направление - пойти вглубь по производственной цепочке и посмотреть на возможности, которые открываются на следующей ступени - в переработке молока.
 
Milknews: Как вы оцениваете господдержку, которую получает компания? Хватает ли этого? Насколько большую или меньшую поддержку получают российские производители молока по сравнению с другими странами? Каких инструментов господдержки не хватает в России? 
 
Суманта Кумар Де: Если сравнить уровень господдержки в России и за рубежом, я могу отметить, что российское правительство поддерживает производителей на сопоставимом уровне с другими странами. 

Но если перейти к языку цифр и посмотреть на молочный бизнес с точки зрения экономики и финансов, то очевидно, что он имеет очень долгие сроки окупаемости по сравнению с другими отраслями. 

Свои слова я могу проиллюстрировать языком простой математики. Оснащение одного стойломеста для коровы составляет около 10 тыс. долл. США. При хорошем раскладе чистая прибыль от одной дойной коровы в год может составлять 0,8 – 1 тыс. долл. США. Если поделить первую сумму на вторую, то мы получаем 12-13 лет. И это при условии эффективного управления финансами и бизнес-процессами, и если не брать в расчёт суммы, которые уходят на оплату банковских кредитов, процентных ставок, поддержания работы комплекса и т.д.

Поэтому даже при существующем уровне господдержки я бы не назвал молочную отрасль привлекательной для инвестиций. 

Инвестору в реализации проекта очень сильно помогло бы снижение процентной ставки на заемные средства до 1% или даже по нулевой ставке. 
Дополнительно я бы выделил две другие меры: компенсация прямых понесенных затрат на строительство и модернизацию объектов АПК, так называемые субсидии на капексы, плюс субсидии на литр молока. Их существование позволяет увереннее держаться на плаву. 

Мы понимаем, что Минсельхоз и Правительство связаны определенными бюджетными ограничениями, из-за которых правила оказания поддержки могут изменяться едва ли не каждый год, а для инвестора важны неизменность условий ведения бизнеса и предсказуемость регуляторной среды. 
Например, сейчас, начиная строительство нового комплекса, у меня нет полного понимания, что будет через 3 года, какие меры господдержки сохранятся, а какие исчезнут. Эта неопределенность выбивает основу из-под возможности планирования бизнес-процессов. Ведь мы не живем категориями 1-3-5 лет. Мы живем гораздо более долгими сроками. Поэтому очень важно, чтобы меры господдержки и условия ведения бизнеса оставались неизменными на долгий промежуток времени, на 5-10 лет, чтобы у инвестора, который заходит на этот рынок, была полная предсказуемость, полная дорожная карта, полное понимание, что ему ожидать к моменту завершения инвестиционного проекта.
 
Milknews: Насколько сильно выросло в цене строительство новых ферм за последние годы? Выгодно ли вкладывать в молочный бизнес, учитывая долгие сроки его окупаемости? 

Суманта Кумар Де: Действительно, затраты на строительство молочных ферм существенно увеличились. И самое главное, они продолжают расти. Структура таких затрат очень разнообразна: это и цемент, и металлоконструкции, и сельхозтехника. Но если всё усреднить, я бы отметил, что за последние 1,5 года стоимость строительства молочных ферм выросла в среднем на 20%. 
 
Milknews: С чем вы связываете рост себестоимости молока и, соответственно, цен на молочную продукцию? Какие из составляющих себестоимости наиболее сильно влияют на рост себестоимости? 
 
Суманта Кумар Де: В структуре себестоимости производства молока основными компонентами являются стоимость кормов и непосредственно операционные затраты. 

В последние два года мы стали свидетелями «мирового ралли» цен на корма, на сырьевые товары: это соя, кукуруза, пшеница, высокобелковые корма. И это не только российская история, это глобальный тренд, который автоматически увеличил себестоимость производства молока. 

Помимо глобального роста цен на сельхозкультуры, последние два года также отмечены общемировым ростом цен на удобрения, ветеринарные препараты, энергоносители, металлы и прочие элементы в структуре затрат. Совокупно рост всех этих компонентов привел к росту себестоимости в среднем на 17%, при этом отпускная цена на молоко выросла всего на 4-5%.

Для нас важно, чтобы молочная продукция оставалась доступной по цене для населения. С этой целью производителям пришлось пересмотреть свои бизнес-процессы таким образом, чтобы в непростых условиях обеспечивать хоть какую-то минимальную прибыльность. Конечно, маржинальность бизнеса довольно существенно уменьшилась, но всё же не достигла отрицательных значений. 

В долгосрочной перспективе снизить затраты помогут наращивание эффективности производства, и в первую очередь, увеличение надоев. Это нельзя сделать в течение недели или даже в течение года. Но отмечу, что российские производители уверенно движутся по этому пути.

В краткосрочной перспективе, одним из самых эффективных инструментов по снижению затрат могла бы стать та самая субсидия на литр, которая позволит выжить сельхозпроизводителям в условиях снизившейся маржинальности. И важно, чтобы эта субсидия носила не только компенсирующий характер, но и была стимулирующей, то есть давалась на прирост молочного производства. И если этот инструмент сохранится в ближайшие 1-2 года, пока производители молока попали в такую непростую ситуацию, это станет серьезным финансовым подспорьем всем молочникам. 
 
Milknews: Как повысить инвестиционную привлекательность молочной сферы в России?
 
Суманта Кумар Де: Если посмотреть на этот вопрос в более широкой перспективе, то я бы отметил, что Россия, на самом деле, находится в топе с точки зрения инвестиционной привлекательности молочной отрасли. Россия располагает превосходными природными ресурсами для ведения агробизнеса: качество земельных, водных ресурсов здесь намного превосходят их качество в других странах, в которых как раз сейчас наблюдается рост спроса на молочную продукцию. Поэтому у России есть очень хорошие шансы стать поставщиком молочной продукции туда, где растет на нее спрос, но есть объективные ресурсные ограничения, чтобы этот спрос удовлетворить. И совершенно очевидно, что эти страны будут удовлетворять свой растущий спрос за счет импорта. 

У России едва ли не лучшие стартовые возможности с точки зрения инвестиционной привлекательности молочной сферы для того, чтобы стать поставщиком молочной продукции по всему миру. И обратите внимание: Россия уже смогла это сделать в случае с зерном. Чуть более 20 лет назад страна импортировала больше 20 млн. тонн зерна, а сейчас она - мировой лидер по экспорту пшеницы. Поэтому всё возможно, причем на довольно коротком временном отрезке.
 
Milknews: Когда, на ваш взгляд, Россия сможет выйти на уровень самообеспеченности по молоку и что для этого нужно? 
 
Суманта Кумар Де: По нашим оценкам, уровень самообеспеченности на молочном рынке сейчас составляет 80-85%. Рост производства молока наблюдается последние несколько лет в диапазоне 2-3%. И мы можем посчитать, что чисто арифметически Россия сможет достичь уровня самообеспеченности молочной продукцией примерно за 7-8 лет. Однако жизнь намного сложнее математики. И за этот период очень многое может измениться. Низкая маржинальность, которой мы все сейчас являемся свидетелями, и ее дальнейшее снижение, может привести к уходу с рынка мелких и средних игроков, поэтому рост может и не сохраниться в ближайшие годы. Соответственно, по реалистичному сценарию выход на самообеспеченность произойдет, конечно, чуть позже.
 
Milknews: Как будет развиваться российский рынок сырого молока в ближайшие пять лет? Каких процессов стоит ждать на рынке? Стоит ли ожидать ухода с рынка отдельных компаний и появления новых игроков? Будет ли российский рынок развиваться по общемировому сценарию или иначе?
 
Суманта Кумар Де: Когда маржинальность падает, это удар не только по мелким и средним, но в равной степени и по крупным игрокам. Для крупных игроков, особенно с большим уровнем финансовой и кредитной нагрузки, эта ситуация гораздо более непростая. 

Нам известны примеры, когда новые игроки на рынке, объявляя о амбициозных инвестиционных планах, при благоприятной конъюнктуре, в том числе с точки зрения маржинальности, по разным причинам через какое-то время сворачивают свои программы. Новые инвесторы на фоне таких историй несколько раз подумают, делать ли инвестиции в российский молочный бизнес. Именно поэтому я не ожидаю больших изменений. Те, кто уже реализуют свои проекты, продолжат это делать, но большого наплыва новичков нам ожидать не стоит. 

Что касается развития российского молочного рынка, первым шагом станет выход на уровень самообеспеченности. И на этом этапе российский рынок будет развиваться по своим собственным внутрироссийским трендам. 

А когда российские производители начнут продавать свою продукцию по всему миру, страна неизбежно вступит в конкуренцию с иностранными производителями. Это и станет переломной точкой, когда Россия волей-неволей начнет жить по глобальным трендам. 
 
Milknews: Что вы думаете о генотипировании животных? Есть ли у компании программы улучшения генетики племенного стада? Есть ли какие-то трудности с ввозом животных в условиях закрытых границ?
 
Суманта Кумар Де: У нас есть специальная программа по генетическому воспроизводству стада, и она состоит из двух компонентов. Первый компонент - это как раз само генотипирование, и второй - это присваивание генетического индекса каждому животному. 

Генотипирование основано на анализе крови животных и дает полную картину его генетического состояния и перспектив. Это довольно дорогая программа, особенно учитывая размеры стада. Кроме того, до сих пор генотипирование невозможно сделать в России, поэтому приходится отправлять все образцы биоматериала в США. 

Другое направление анализа генетической истории животного заключается в изучении его предков в двух-трёх поколениях. 

Мы активно используем обе системы для определения качества генетики внутри нашего стада. Генотипирование делаем для молодняка, а для взрослых коров используем родительский генетический анализ.

Для себя мы определили 10 разных параметров, по которым проводим генетическую оценку животных, в их числе здоровье, производительность, способность к воспроизводству и качество молока по жиру и белку. 

Также, основываясь на собственном индексе, мы определяем качество семени быков, которое идёт на осеменение наших коров. Эта генетическая программа носит долгосрочный характер, в компании действует уже более трех лет. Она позволяет определить генетическое качество коров, которые находятся в стаде. По моей оценке, мы получим существенное улучшение генетического потенциала в ближайшие 10 лет. 
 
Milknews: Расскажите про разработку кормовой базы для вашего племенного стада. Есть ли какие-то особенности?
 
Суманта Кумар Де: Правильное формирование кормовой базы имеет ключевое значение для поддержания здоровья животных, воспроизводства стада и обеспечения бесперебойности работы молочного комплекса. И это одна из главных причин, почему мы инвестируем, скажем, в строительство оросительных систем, благодаря которым мы можем получать стабильные урожаи. 

Второе, о чем хочется сказать, это улучшение качества кормов. Мы затратили немало сил, чтобы увеличить их белковую и энергетическую ценность. Разработка новых кормовых составов всегда требует много времени и очень сильно влияет на здоровье и производительность животных. 

Следующий шаг - обеспечение достаточности этих кормов для каждого отдельного животного. Мы разработали специальную систему мониторинга здоровья животных, которая позволяет следить за стадом на ежедневной основе и сразу же принимать решения об индивидуальном подборе рациона для конкретного животного в зависимости от изменения его состояния. 

Также у нас работают роботы-подталкиватели кормов, которые обеспечивают постоянное и равномерное распределение нужного рациона. 
 
Milknews: Какие современные технологии компания использует в своей работе? Что планируете внедрять в ближайшее время?
 
Суманта Кумар Де: Да, действительно, сейчас сельское хозяйство стало по-настоящему высокотехнологичным бизнесом. В плане производства кормов мы используем систему спутникового мониторинга за нашими полями и выращиванием на них кормовых культур. Вся наша сельхозтехника отслеживается и управляется при помощи GPS-систем. В нашей компании более 100 человек заняты непосредственно в сфере IT-технологий, анализа больших данных и т.п. Сельское хозяйство перестало быть чем-то примитивным с плугом и сохой, это уже действительно высокоинтеллектуальный бизнес.
 
Milknews: Если сравнить российское молочное животноводство и зарубежное. Можно ли выделить какие-то явные преимущества и недостатки? Какие самые частые ошибки ведения бизнеса в этой области?
 
Суманта Кумар Де: Ведение крупного молочного животноводства у нас не сильно отличается от той модели, которую применяют в США, Канаде и странах Европы. Некоторые российские фермы лучше оснащены, чем, к примеру, американские, с которыми они вполне сопоставимы по эффективности и производительности. И это несмотря на то, что традиции молочного фермерства в США насчитывают уже более 100 лет, а современному российскому молочному животноводству не более 30 лет.
 
В молочном животноводстве можно наделать немало ошибок. А коровы - ошибок не прощают. И если кто-то вдруг загорится идеей резко увеличить производительность на голову и попробует с этой целью впихнуть в корову максимальное количество белкового концентрата, то он просто разрушит здоровье животного, но не получит желаемого результата. А если здоровье коровы уже подорвано, его практически невозможно восстановить. Это всё операционные ошибки. 

Точно так же можно наделать ошибок в финансах и экономике. Можно взять в кредит гораздо больше денег, чем можешь управлять. И если вначале все неплохо, то через несколько лет ситуация в обслуживании долговых займов становится крайне тяжелой. 

И наконец, в дополнение к операционным и финансовым ошибкам существуют ошибки в управлении кадрами. Далеко не любой может работать в молочном бизнесе. Здесь в первую очередь требуется команда с определенным складом ума. Нужно быть на 100% уверенным, что каждый игрок в команде обладает правильным отношением к животным, к природе, процессам производства, общению с коллегами.
 
Milknews: Что изменилось на молочном рынке с началом эпидемии коронавируса? Как коронавирус повлиял непосредственно на планы и работу самой компании?
 
Суманта Кумар Де: Когда началась вся эта история с коронавирусной инфекцией, сначала все очень сильно растерялись, никто не знал, что будет дальше. Например, лично у меня не было полного понимания, как обеспечить бесперебойность и непрерывность работы на наших производствах, ведь фермы невозможно перевести «на удалёнку». Также было совсем непонятно, сколько времени эта история будет продолжаться. Кроме того, мы не знали, что будет происходить со спросом на нашу продукцию, как он будет меняться. Поэтому сначала все производители, в том числе и наша компания, столкнулись с очень серьезной неопределенностью.

Но, на самом деле, за эти полтора года мы смогли извлечь немало уроков и существенно нарастить свой опыт, а также понять, как нам жить в новой реальности. 

Первое, над чем мы начали работать, - это усиление санитарного контроля на наших молочных комплексах, защита здоровья персонала и безопасность производства конечного продукта. И мы с этой задачей справились.

Другая часть изменений относится к психологической перенастройке традиционных бизнес-процессов, адаптации к новым условиям, реалиям. Я имею в виду, в первую очередь, удалённую работу, возможность коммуницировать, ставить задачи, реализовывать все бизнес-процессы через онлайн-инструменты. И это мы тоже смогли реализовать. 

И третья часть “ковидных” последствий касается потребительского спроса, который, к нашему удивлению, не пошел на спад. Мы связываем это с тем, что большая часть населения была лишена возможности тратить свои финансы на зарубежные поездки, развлечения, походы в рестораны - всё это одномоментно оказалось под запретом. Соответственно, семьи получили возможность перенаправить свои финансовые потоки и тратить их непосредственно на еду. 

Кроме того, правительство оказало существенную поддержку семьям с детьми, это тоже был дополнительный источник дохода. Эти деньги семьи также в основном тратили на продукты питания.

Спрос на молочные продукты не снижался еще и потому, что молоко в восприятии большинства - это здоровый продукт, который поддерживает иммунную систему человека.
 
Milknews: Что вы думаете о современной тенденции отказа от молочных продуктов? К чему это может привести рынок в целом?
 
Суманта Кумар Де: Большая часть «медийного шума» по этому вопросу исходит из тех стран, где уже и так довольно высокий уровень потребления молока. В Западной Европе или Америке находится в границах 250-300 кг на человека в год. В этих странах есть, конечно, определенные группы населения с непереносимостью лактозы, а также те, кто считает, что сокращение молочного животноводства приведет к улучшению природной среды. Но их в любом случае сложно отнести к тем, кто формирует тренды. 

Если мы обратимся к странам, в которых рост потребления молока еще только начинается, а это в основном Азия, то там оно составляет всего от 15 до 30 кг на человека. 

С точки зрения населённости эта часть земного шара существенно перевешивает, скажем, Соединенные Штаты, Европу и Канаду вместе взятые, где общая численность населения слегка превышает 800 млн человек. А это всего лишь половина населения Китая. И если в одном только Китае в год вырастет потребление молока на 20 кг, это полностью уравновесит снижение в остальных частях мира. Я привел Китай лишь в качестве примера, но на самом деле, есть и другие густонаселенные страны, такие как Индонезия, Вьетнам, Филиппины, где мы также наблюдаем рост спроса на молочную продукцию. 

Поэтому с точки зрения глобальных трендов я не вижу оснований для серьезного падения. Произойдет скорее выравнивание: в отдельных частях мира мы увидим сокращение потребления молока, но рост в других частях мира его стабилизирует и даже перевесит. 
 
Milknews: А лично вы любите молоко? И какую молочную продукцию предпочитаете?
 
Суманта Кумар Де: Лично я обожаю молоко и молочные продукты, но по-настоящему я изучил весь их ассортимент только когда начал работать в российской молочной отрасли. Нигде в мире я не встречал такого разнообразия на полке, как в России. Я уже успел перепробовать почти все виды молочных продуктов: сметану, ряженку, снежок, кефир, творог. И могу сказать, что мне всё очень понравилось. Кстати, многие из традиционных российских молочных продуктов не производятся больше нигде в мире. 
 
Milknews: О чем за эти годы пришлось поменять свое мнение: может быть, в плане российского менталитета, ведения бизнеса в России, традиций в молочном животноводстве и т.д.?
 
Суманта Кумар Де: Я провел свои юные годы в Индии, тогда между странами были крепкие двусторонние отношения, как, впрочем, и сейчас. И даже не видя саму Россию хотя бы краем глаза, я уже вовсю читал произведения Федора Достоевского, Льва Толстого, которые дали мне развернутую картину российской жизни. Поэтому я ехал в Россию «с открытым сердцем», у меня не было каких-либо предубеждений, в том числе негативных. 
 Встречались ли на моем пути люди с непростым характером? Да, вне всяких сомнений. Но хороших людей было гораздо больше. Меня сильно впечатлил уровень математического образования и в целом научной подготовки многих россиян. Есть нечто называемое «российским менталитетом», и я с этим согласен. Это не плохо, и не хорошо. Он в каком-то смысле уникален. И как только вы его понимаете и принимаете, тут же становится возможно с этим работать. Точно так же, как и в любой другой стране. В этом нет ничего странного, но, безусловно, требуется определенное время, чтобы его понять. В целом мой личный опыт жизни и работы в России исключительно положителен. 
 

6795 просмотров

Также рекомендуем:


MN НА ЮТЮБ

Комментарии
Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться
extenso
7 вопросов
ИНТЕР ФУД УРАЛ 25.11

Маркировка
ФУ ТЕЧ УРАЛ 25.11
Подпишитесь на нашу рассылку
МЕГАМИКС 30.06


Аналитический центр Milknews
Распаковка
Сочи 10 сент.
Распаковка
Сочи 10 сент.