Александр Ткачев: я бы не стал обвинять белорусских производителей


На Петербургском экономическом форуме Минсельхоз представит новую экспортную программу, которая подразумевает серьезное увеличение поставок российского продовольствия за рубеж и активное привлечение иностранных инвесторов. Министр сельского хозяйства Александр Ткачев в интервью "КП" рассказал, почему нишу на российском молочном рынке занимают белорусы и какие задачи стоят перед ним как министром.  
 

Ответные санкции было не просто защитной мерой, это было политическое решение. Правительство, президент понимали, что, закрывая европейские рынки, надо наращивать собственное производство. И что наступило время, когда мы должны кормить свою страну российскими продуктами. Насолив Европе, мы должны идти дальше.

Государство сейчас тратит на поддержку сельхозпроизводства беспрецедентные средства – более 200 миллиардов рублей вложено в 2015 году. Это и прямая поддержка сельхозпроизводства, и грантовая поддержка фермеров, и субсидирование процентных ставок по кредитам. Льготная ставка по сельхозкредитам с учетом возмещения составляет порядка 5-7 процентов на срок до 8 лет, а в молочном скотоводстве – до 15 лет. На рынке таких дешевых кредитов нет. В результате у инвесторов увеличился интерес к аграрному бизнесу.

Есть ряд продуктов, по которым мы до сих пор продолжаем сдавать полки иностранным производителям. У нас, например, 37% сыров на полках  — импорт. С другой стороны полностью закрывать импорт продовольствия неправильно, он должен присутствовать на полках для разнообразия и конкурентной среды. По итогам прошлого года на закупку импортных молока, говядины, овощей и фруктов потрачено почти 9 млрд долларов США – это порядка 600 млрд руб., которые только за 1 год получили зарубежные сельхозпроизводители, а не российские. На смену европейцам пришли Бразилия, Аргентина, Израиль, страны СНГ. А разница? Мы их сегодня финансово поддерживаем, а не своих производителей. Необходимо строить новые молочные фермы, тепличные комплексы, закладывать яблоневые сады, предприятия по переработке сельхозпродукции. И здесь у нас есть перспективы. Много проектов уже реализуется по стране.

Напомню, что президент поставил задачу к 2020 году полностью обеспечить внутренний рынок отечественным продовольствием. При должной поддержке государства это реально. Я в самом начале своей работы министром сельского хозяйства говорил, что Россия может произвести все, кроме разве что цитрусовых и фиников. Даже чай мы можем и обязаны производить сами — у нас на юге России, в том числе в Крыму. Не говоря уже о винограде и яблоках. И речь идет не только о полках магазинов и закрытии внутренних потребностей страны. Это сколько новых предприятий, рабочих мест, налогов, всевозможных социальных решений. Создаются производственные мощности и комфортные условия жизни на селе, в том числе в отдаленных поселениях. Будут возрождаться целые деревни. Это то, что России остро необходимо. 

Сегодня на долю фермеров приходится более 10% от общего объема сельхозпроизводства и с каждым годом вклад фермеров и объемы господдержки стабильно растут. На поддержку фермерам в этом году выделено 11 миллиардов рублей. Мы планируем поддержать порядка 3 тысяч начинающих фермеров и около 500 семейных животноводческих ферм. Денег действительно недостаточно, желающих больше. Очень надеюсь, что в следующем году 11 миллиардов вырастут, может быть, до 21 миллиарда. В этом вопросе мы очень рассчитываем на поддержку Госдумы и Совета Федерации при рассмотрении бюджета следующего года.

Мы должны развивать фермерство, особенно на отдаленных территориях - на Дальнем Востоке, в регионах Сибири, за Уралом, на Северном Кавказе, в Крыму. Люди с удовольствием будут создавать небольшие семейные фермы. Это с одной стороны, новые производства, которые будут кормить свои поселения, свой регион. А с другой — занятость на селе, тысячи новых рабочих мест ежегодно, повышение доходов и качества жизни.

Начиная с прошлого года, мы стимулируем интеграцию фермерских хозяйств в кооперативы. В силу неразвитости сельской инфраструктуры у мелких производств возникают проблемы со сбытом продукции, ее фасовкой и переработкой. Отдельно взятому фермерскому хозяйству это зачастую не по силам, нужна кооперация. Поэтому в этом году мы увеличили грантовую поддержку кооперативов вдвое.

Мы сравнивали объем господдержки сельского хозяйства в России и Белоруссии. Где-то у них лучше, где-то хуже. Но в целом уровень поддержки аграрного сектора в России сейчас, в 2015-2016 годах, не меньше, чем в Белоруссии. Другое дело, что по молоку мы пока не вышли на нужные объемы производства — как, скажем, по мясу птицы или свинине. И я бы не стал обвинять белорусских производителей в том, что они «теснят наших». У нас дефицит собственного молока, ниша свободна! Мы в России призываем инвесторов: вкладывайтесь в эту сферу. Очередь есть, но не такая длинная, как хотелось бы.

Вот когда у нас рынок насытится собственным молоком, тогда будем смотреть, как отрегулировать отношения с белорусскими производителями. Но если мы говорим именно о молоке, на этом рынке у местных производителей в плане конкуренции всегда есть плюс  - они здесь, рядом. А молоко — региональный продукт, его чем ближе везти, тем меньше проблем и лишних затрат.
 
 

2123 просмотра
Меркурий
Комментарии

Информационные технологии
спреды
эвс
растительное молоко

Подпишитесь на еженедельный дайджест

ATL

ATL

Аналитический центр Milknews
B2B Communication Forum 2018
Молочная Бизнес Академия
B2B Communication Forum 2018
Молочная Бизнес Академия