Олеся Смирнова Нужно волевое решение о введении идентификации всех животных


Ошибочные или дублирующие друг друга записи в племенных книгах тормозят развитие животноводства в России. Олеся Смирнова, исполнительный директор Ассоциации производителей КРС голштинской породы, считает, что без достоверных данных невозможно организовать качественную работу с племенным скотом. В интервью Milknews руководитель рассказала, какой опыт стоит перенять у других стран, а также об итогах работы ассоциации в 2019 году и планах на следующий год.

«Главное – чтобы данные были достоверны»

– Как вы оцениваете работу по развитию племенного животноводства в России в 2019 году, и какой вклад ассоциации можно отметить?

– Было проделано много работы, в том числе и Ассоциацией. Однозначно наблюдается положительная динамика в развитии племенного животноводства, потому что те предложения, которые вносит ассоциация, уже рассматриваются на федеральном уровне. Государственная машина – это сложный и достаточно неповоротливый механизм, поэтому изменения в нормативно-правовые акты вносятся не в том объёме, в котором нам бы хотелось. Тем не менее, эта работа начата, что уже радует. 

Не радует то, что те шаги, которые должны были быть первоочерёдными, ещё не делаются. Прежде всего, речь идёт о введении идентификации сельскохозяйственных животных, в том числе и КРС молочного направления.

О её необходимости постоянно заявляет не только Ассоциация, но и все участники сферы племенного животноводства. Без индивидуального и чётко прослеживаемого номера вся остальная работа нивелируется. Если уникальность номера не обеспечивается, то все наши старания теряются, так как сведения о животных путаются.

– В каких направлениях, помимо этого, ассоциация будет работать в следующем году?

– Мы обязательно будем работать по всем направлениям, касающимся селекционной работы по КРС голштинской породы. В их числе – как международная кооперация, так и взаимодействие с существующими участниками ассоциации и потенциальное привлечение новых.

На данный момент возможности ассоциации не позволяют полностью покрыть популяцию коров голштинской породы в России. Нам важно привлекать новых членов – это позволит создать хорошую референсную популяцию. Максимальный объём достоверных данных поможет нам корректно составлять селекционный племенной индекс животного, определяющий его племенную ценность, и проанализировать ситуацию в стране.

Селекционный индекс голштинской породы позволит нам ранжировать наше поголовье и определить, где представлены высокоценные животные, как они выглядят и какие хозяйства ими владеют. Это, в свою очередь, даст нам возможность более тесно работать с этими хозяйствами. Самое главное – чтобы данные, на которых будет основываться индекс, были достоверны.

«Пилотные регионы не дают общей картины по стране»

– В чём заключается система идентификации, за введение которой выступает сообщество племенного животноводства?

– Каждое сельхозживотное, в том числе коровы, должны быть маркированы уникальным идентификационным номером. Этот номер должен быть присвоен животному однократно, не повторяться и хорошо читаться на ушных бирках. Импортные животные уже зарегистрированы под уникальным номером, а российские номера и клички быков многократно повторяются или ошибочно записаны в разных регионах.

Если сравнивать номер животного с вашим паспортом, то представьте, что вас зовут Иван, но в другом документе вас записали как «Ваня», а в третьем – как «Ванюша». В итоге вы не один и тот же парень, а три разных человека – именно это и случается с животными. Работать в этом направлении нужно как с новым поколением, так и с их предками, чтобы навести порядок в генеалогиях.

– По вашим наблюдениям, как часто это случается?

– У нас на эту тему – не наблюдения, а конкретная аналитика. Исследования по повторяемости номеров и ошибках в записи кличек проводили многие участники системы племенного животноводства – компания «Пленор», Головной центр по воспроизводству, ВНИИплем. Все приходят к одному выводу: проблема с идентификацией есть, её нужно решать, и делать это нужно ретроспективно, начиная с самых первых поколений предков.

– На какой стадии находится работа по идентификации?

– Формат единого идентификационного номера уже утверждён Россельхознадзором как основным оператором, генерирующим номера. Условия идентификации уже согласованы, но ещё не узаконены. Они прописаны в проекте ветеринарных правил, но нормативно эти правила не закреплены, поэтому работа фактически не ведётся. Пилотная программа запущена в 11 регионах, но не во всех из них подведены её итоги, которые позволили бы нам вносить предложения в рамках рабочей группы по совершенствованию нормативно-правовой базы. Помимо этого, пилотные регионы не дают общей картины по стране.

Мы считаем, что идентификацию нужно проводить массово по всем видам сельхозживотных, и настаиваем, чтобы для коров молочного направления продуктивности эта работа была проведена в первую очередь.

– Что мешает это сделать сейчас?

– Ничего не мешает – нужно только волевое решение о введении идентификации всех животных. Ассоциация придерживается своего предложения о том, чтобы маркировать единым номером животных с рождающегося поколения. Мы ожидаем партии номеров от Россельхознадзора, но пока не можем их получить: позиция ведомства предполагает, чтобы номера получали только производители бирок. Мы понимаем, что это удешевит процесс для производителей, но стоит учитывать и позицию других потребителей. Нам важно не только промаркировать живых животных, но и навести порядок с их предками, которые уже зарегистрированы в базах.

«Никто не будет содержать огромную красивую корову, которая ест как слон»

– На ваш взгляд, как можно простимулировать отдельные регионы и российское животноводство в целом к увеличению доли племенного скота?

– Племенная работа – это задача больше стратегическая, чем тактическая. Во время разговора с животноводами о полезности Ассоциации и племенной работы в целом мы приходим к выводу о том, что животноводам интересно получить экономическую выгоду от своего производства здесь и сейчас. Если у предприятия много технических проблем и нет средств, чтобы качественно накормить своё поголовье, то животноводы не задумываются о генетике и селекции.

Тем не менее, об этих вещах всё равно нужно думать. Селекционная работа улучшает генетику, способствует генетическому прогрессу и в некоторой степени позволяет выстроить экономику предприятия в стратегическом масштабе. Но для того, чтобы проводить эту работу, крайне важно иметь достоверные данные. Только при наличии достоверных данных хозяйство может делать качественный учет и анализ, отслеживать свою экономику, повышать эффективность молочного стада.

Хозяйство начинает заниматься генетикой и селекцией уже тогда, когда оно имеет хорошие результаты на молочном стаде при качественном содержании и кормлении. Именно в этот момент оно понимает, что от того, как ты выстроишь генетику сегодня, зависят результаты, которые ты начнешь получать через условные 3-5 лет.

– Получается, что не все предприятия готовы к селекционной работе?

– Селекционную работу важно вести с первых дней, причём делать это качественно. Но мы понимаем, что, если предприятие физически не готово к этой работе, оно не будет её вести до тех пор, пока не поймет степень важности. Многие товарные хозяйства не намерены в принципе заниматься селекцией – они доят коров, получают качественное молоко, кормят страну, но совершенно не готовы. И, наоборот, для тех хозяйств, которые много лет занимаются племенной работой, выращивать из поколения в поколение коров определённой породы – это творческий процесс.

– Этот процесс не всегда связан с производительностью?

– Не связывать его с производительностью невозможно. Собственника всегда будет интересовать экономическая составляющая – то есть, сопоставимая цена и сопоставимое качество. Если результат вашей селекции не соответствует требованиям цены и качества, то значит ваша работа не направлена на то, чтобы хозяйство было экономически эффективным. Естественно, никто не будет содержать огромную красивую корову, которая ест как слон, а дает молока. как маленькая коза.

Селекция подстраивается под запросы на экономическую эффективность. Селекция нужна для того, чтобы хозяйство не просто находилось на плаву, но и было интересным, экономически эффективным и имело возможность реализовывать свой потенциал. Это может быть продажа генетического материала, нетелей или производство специфических сыров – всё зависит от того, какие задачи ставит хозяйство.

«В России нет этики ведения трейдинга племенного КРС»

– Поддерживает ли вы идею расширения госсубсидий на импорт скота из-за рубежа, которую регулярно высказывают многие участники рынка?

– Каждый регион самостоятельно принимает во внимание уровень потребностей в замещении стада ремонтным молодняком или генетическим материалом. Некоторые регионы поддерживают импортные поставки, а некоторые поощряют именно закупки генетического материала российского происхождения.

Оба варианта имеют право на жизнь по одной простой причине: на сегодняшний день у нас недостаточно ремонтного молодняка собственного производства. Большая часть молодняка, ввозимого из-за рубежа, – это голштины. Чтобы качественно работать с голштинами, нам нужно понимать, сколько у нас их фактически есть.

Из-за того, что у нас нет порядка в идентификации, нет чёткого разграничения между породами. Мы не знаем со стопроцентной уверенностью, какие коровы у нас голштинские, какие хозяйства хотели бы продолжать работу по голштинизации, а какие – хотели бы придерживаться чистоты в собственной породе.

– Какие ещё проблемы, кроме идентификационной, характерны для российского животноводства?

– В Российской Федерации нет качественной работы по реализации племенного молодняка. За рубежом этим занимаются профессиональные компании и трейдеры, есть специализированные площадки, которые соответствуют всем международным ветеринарным требованиям и не несут никаких рисков, есть страховые компании, которые работают с поставками КРС по всему миру. В конце концов, есть профессиональные скотовозы, которые способны доставлять племенной молодняк на большие расстояния.

У нас же всё это делается точечно. Трейдинговых компаний мало, и они не консолидированы, а ветеринарные требования выстроены нелогично, потому что в разных регионах эти требования могут отличаться. Страхования поставок племенного материала нет как такового, так как компании считают, что риски работы с сельскохозяйственными предприятиями слишком высокие.

В России нет этики ведения трейдинга племенного КРС на том качественном уровне, который характерен для стран Северной Америки или Евросоюза. Поэтому если вам нужно заполнить новое хозяйство нетелями в количестве 500 голов, то вы покупаете их из-за рубежа – не потому, что там скот гораздо лучше, а просто потому, что качественней выстроена работа. При закупках в России мы вынуждены закупать скот в разных хозяйствах партиями по 20, 50, 100 голов. Соответственно, это подразумевает набор разных логистических цепочек, карантинов, комитетов и бумаг.

Работать с импортными поставщиками физически удобней, но это могут себе позволить только крупные холдинги. Нам тоже нужно выстраивать эту работу, чтобы в России были площадки по продаже качественных племенных нетелей. Мы хотим, чтобы такие площадки удовлетворяли потребности и малого фермера, который хочет приобрести выдающуюся бурёнку и кормить всю семью, и крупного, который готов купить 5000 голов с одного места.

– Вы выступаете за переход к системе развития животноводства, основанной на взаимодействии ассоциаций и власти. Сталкиваетесь ли вы с противодействием со стороны представителей традиционной, «вертикальной» системы?

– Любая аудитория воспринимает новые веяния с настороженностью. Это нормальная реакция, и я бы не назвала её противодействием – скорее, это момент переоценки собственных возможностей. Требования к производству продукции меняются на мировом уровне, и по историческим причинам многие локальные породы начали перекрещиваться с голштинской. Высокая степень голштинизации – это уже случившийся факт, и сейчас нужно не говорить о том, какие породы хорошие или плохие, а навести порядок в стране.

Нам стоит разобраться, кем в стране представлены голштины, где они фактически присутствуют, и понять, как работать с ними и с другими породами. Если предприятие на протяжении нескольких поколений работает с голштинской породой, то мы будем рады помочь им в организации процессов. Если же оно хочет работать с оригинальной породой, то это уже задача племенных организаций и станций локальных российских пород.

Нынешний момент в истории – переломный для всех участников рынка. Он интересен, он даёт новые возможности и открывает перспективы открытого взаимодействия с внешним миром. Мы сотрудничаем с разными международными организациями, которые качественно выстроили систему. Мы готовы перенимать их прогрессивный опыт и делиться им как с членами нашей ассоциации, так и с другими хозяйствами, которые хотели бы работать с голштинской породой.

3109 просмотров

Также рекомендуем:


Молочные сессии седьмое заседание

Комментарии
extenso
Сессии 9
Кизель вебинар сыры

Господдержка
Подпишитесь на нашу рассылку
Новелла вебинар


Аналитический центр Milknews
dairy-africa
Неделя РР
dairy-africa
Неделя РР