Франк Рибу: Следующий рынок для Danone – это Африка


Россия перестала быть крупнейшим рынком Danone по итогам 2014 г. из-за девальвации и сокращения покупательной способности населения. "Ведомости" поговорили с Франком Рибу, который два года назад передал пост генерального директора Danone Эммануэлю Фаберу,  но остался председателем правления.
 

Когда вы принимаете решение инвестировать, это значит, что вы остаетесь в стране надолго, вы не можете просто взять и уйти, это же не политика. И я надеюсь, что ваши прапраправнуки будут есть йогурт Danone. Когда мы стали впервые строить завод в России, в 1998 г., был кризис, все уходили из России. А мы решили строить завод, который был тогда чуть ли не самым большим для нас в мире.

Цена молока из-за санкций изменилась. Но мы российская компания, хотя мы и из Франции. Мы не много экспортируем, большая часть выпускается здесь, в России. Наше производство не пострадало из-за санкций. Мы довольно удачливы, так как в результате сделки «Юнимилка» и Danone у нас есть разные ценовые категории. У Danone были продукты в более высоком ценовом сегменте, в некотором смысле премиальная линейка. А у «Юнимилка» – более доступная линейка. За последние годы мы действительно улучшили качество этой линейки, обогатили ее новыми продуктами. И это одна из причин, по которой мы меньше чувствуем влияние инфляции. И на самом деле у нас хорошо обстоит ситуация с бизнесом, и многие экономисты ждут улучшения ситуации во втором полугодии. Россия остается рынком номер два для нас как для группы.

В 1998 году мы в России были небольшой компанией, с ограниченной продуктовой линейкой и всего с одним заводом. С тех пор мы построили в Подмосковье один из самых больших и современных заводов в мире, слились с «Юнимилком», стали крупнейшей молочной компанией в России. И сейчас основная задача менеджмента в России – обеспечить эффективность компании, безопасность продукции, рассказать потребителям о полезной для здоровья продукции – какой йогурт лучше есть с утра, а какой после полудня.

Несколько лет назад мы договорились о партнерстве с «Дамате». Ферма «Дамате» должна заработать в ближайшие месяцы, и до конца 2017 г. она точно станет поставлять молоко нам в Тюмени. Примерно это же я говорил и Путину в мае – мы обсуждали молоко, его производство. Мы обсуждали не только нас, но и как в целом поднять эффективность производства молока в России. Мы хотим защитить нашу цепочку поставки молока – в плане качества, количества, безопасности и натуральности. Ведь могут быть проблемы с безопасностью, в молоке могут появляться сторонние добавки. Мы хотим, чтобы поставки сырья можно было проследить. И это мы тоже обсуждали с Путиным. Потому что Путин вообще большой потребитель Activia. Но это секрет.

И мы считаем, что очень важный проект – это наша «Молочная академия», где мы рассказываем фермерам о новых технологиях, о том, как инвестировать, как сделать работу с коровами эффективнее. И в результате такого проекта эффективность ферм в среднем возрастает на 6%, возрастают надои на 8% и уменьшается себестоимость производства на 6–7%. Это очень много. И в мире, и в России мы не рассматриваем молоко просто как сырье. Мы ответственны и за фермера, и за потребителя. И если мы можем помочь технологиями и лучшими практиками, это часть нашей работы.

Молоко – это не просто ингредиент или сырье, которое мы покупаем и используем для производства. Мы должны участвовать в его производстве и цепочке его поставки. Но это наш подход не только в России, у Danone этот подход в целом в мире. Проект с «Дамате» должен сбалансировать для нас спрос и предложение молока. И если проект будет успешным, то мы предложим и поддержим «Дамате» в аналогичных проектах в других регионах. И несколько подобных проектов могут помочь нам сбалансировать предложение сырого молока.

Глобально мы должны развивать наш бизнес органически, выпуская новую продукцию, создавать инновации, повышать продажи. Потребитель требует более натуральную продукцию. И это на самом деле революционные изменения. В США мы недавно запустили линейку натуральных продуктов, при производстве которых мы учитываем даже то, какой корм ели коровы поставщика молока. Теперь у нас есть полная линейка абсолютно натуральной продукции.

Сейчас экономики многих крупнейших для нас рынков замедлили рост, и мы не стремимся в таких условиях искусственно наращивать выручку, увеличивать траты на рекламу и продвижение, покупать другие компании. Но мы видим, что мы можем многое сделать с точки зрения эффективности, продуктивности и повышения рентабельности.

В такой большой компании, как Danone, мы не планируем кварталами. У нас есть программа Danone 2020, и мы не сосредоточены на кризисах и ситуациях в отдельных экономиках. Мы сосредоточены на стратегии компании и ее миссии. Даже если мы будем говорить о кризисе – например, про Китай. Но китайская экономика растет примерно на 5%. Это кризис для Китая. Но если в Европе мы растем на 1%, все аплодируют, и мы пьем шампанское. Поэтому для нас это все очень относительные вещи.
Единственное, о чем мы беспокоимся, – о том, чтобы не класть все яйца в одну корзину. Единственный способ сбалансировать риск – это разделить его. Если вы инвестируете в Россию, вам надо также инвестировать в Китай. Если вы инвестировали в Россию и Китай, то надо, пожалуй, развиваться и в Индонезии, работая в Бразилии – контролировать рынок Мексики, Аргентины и т. д. 

Если говорить о стратегии на еще большую перспективу, я думаю, точнее, я уверен, что следующий крупный рынок для Danone – это Африка. Это наше стратегическое направление. Мы создали специальное подразделение для Африки, не только для организации работы в регионе, но в целом для обслуживания всех нужд нашего бизнеса там. В Северной Африке, в Марокко мы работаем более 60 лет. Я говорю об Африке к югу от Сахары. Мы начнем с двух-трех совместных предприятий, это будет наша платформа для развития. Затем мы сможем ускорить развитие там. Это наше основное направление. И нам надо улучшить ситуацию на европейском рынке, особенно в свежих молочных продуктах. И этот процесс уже сейчас запущен. Продажи Actimel снова начали расти, мы проведем перезапуск Activia в Западной Европе в сентябре.

И в России есть традиция употребления молочных продуктов, но есть и спрос на инновации. Под инновациями мы понимаем не разные модные вещи или красивую упаковку. Мы работаем над инновациями, например, в ферментации, мы заново открываем традиционные методы. Например, у нас есть термостатный йогурт в прозрачной банке. Йогурт долго воспринимался как что-то фруктовое, а мы снова возвращаемся к простому, белому продукту без добавок. 

Как глобальная компания, мы можем дать потребителям возможность узнать разные молочные продукты со всего мира, попробовать весь йогурт, который есть в мире. Вы даже представить не можете, какой он бывает разный. Когда-нибудь у нас будут представлены все их виды, но я не могу сказать когда.

2270 просмотров
Меркурий
Комментарии

Информационные технологии
спреды
эвс
растительное молоко

Подпишитесь на еженедельный дайджест

ATL

ATL

Аналитический центр Milknews
B2B Communication Forum 2018
Молочная Бизнес Академия
B2B Communication Forum 2018
Молочная Бизнес Академия