Алексей Кривошапко Продажа «Магнита» - это неправильная цена, неправильный покупатель и неправильный момент времени


Лучшее, что государство может сделать для предпринимателей, — это отстать от них и обеспечить условия для конкуренции в банковском секторе (это снизит ставки по кредитам), считает партнер Prosperity Capital Management (миноритарный акционер «Магнита») Алексей Кривошапко.  В интервью Inc. аналитик рассказал, почему нельзя психовать при управлении компанией, какие ошибки допустил Сергей Галицкий и почему в проблемах бизнеса в России виновато не государство, а нехватка напора у предпринимателей.
 
 — Когда стало известно о сделке ВТБ и «Магнита», вы отреагировали довольно эмоционально: назвали ее «плевком в лицо акционерам». Как были задеты интересы инвесторов?
 
— Формально ВТБ купил крупнейший пакет акций. В российском законе четко написано: если ты покупаешь более 30%, ты обязан сделать оферту миноритариям, потому что со сменой контрольного акционера меняется стратегия и всё прочее. В данном случае очевидно, что всё было специально сделано так, чтобы оферту не делать. Правовые оценки этому будут даны позже, а по сути — это совершенно ужасное поведение обеих сторон. И Галицкого, который с публичного рынка поднял более $3 млрд живых денег, и банка ВТБ, который, как публичная организация, тоже должен заботиться о своих акционерах — не только контрольных (таковым является государство), но и миноритарных. Если бы они сделали оферту, ВТБ пришлось бы больше денег потратить. Компания, которая должна быть примером, показала совершенно ужасное корпоративное управление. «Магнит»  — крупнейшая публичная компания в России, доля миноритарных акционеров — почти 70%. У ВТБ меньше, но среди миноритариев есть физические лица, пенсионные фонды. Если бы они сделали оферту, по крайней мере, соблюли бы требования законодательства.
 
— Вы бы тогда выкупили свои акции?
 
— Мы бы решали. Мы бы с ними встретились, послушали их точку зрения на развитие сети. Потому что все объявления по поводу того, что «Магнит»  начнет доставлять продукты с «Почтой России» — это какой-то белый шум, ерунда полная.
 
Какая доля акций «Магнита» у Prosperity Capital Management?
 
— Мы не разглашаем, но это десятки миллионов долларов. Доля не очень большая для нашего фонда, не очень большая для компании, но в целом это очень большие деньги.
 
— Как вы считаете, почему Сергей Галицкий решил продать  «Магнит»?
 
— Думаю, решение о продаже было скорее эмоциональным, оно точно не рациональное. Очень сложно объяснить, почему человек, который всё это время, может, не идеально, но нормально управлял компанией и ему хватало дивидендов, вдруг сказал себе: «Хватит, я не справился, мне 50 лет — ужас, кошмар, караул, продаю хоть куда». А продажа ВТБ — это именно «хоть куда», потому что это неправильная цена, неправильный покупатель и неправильный момент времени.
 
 — Что Галицкому стоило делать в этой ситуации?
 
— Всё, что Галицкому надо было бы делать в следующие полгода, — это кардинально менять структуру совета директоров, которая у него отсутствовала, и много решений замыкалось лично на него. Когда в такой огромной компании замыкаешь все на себя, система может начать сбоить. В последние два года у «Магнита» выручка выросла процентов на 25%, компания огромное количество денег вложила в капитальные затраты, а прибыль упала на 30%. Это сложно назвать хорошим результатом. Там целый ворох проблем — это началось еще с ухода [Владислава] Гордейчука с позиции генерального директора, конкуренция усилилась, а структура, которую пытался выстроить Галицкий, была неоптимальной. В сухом остатке — мультипликатор низкий, показатели цена к прибыли и EBITDA низкие и прибыль самая низкая. Если ты продаешь компанию куда-либо, то самую высокую цену тебе платят в момент конкуренции стратегические покупатели. Ясно, что сейчас не тот момент, когда они в нашу страну прибегают и машут флагами с криками «Давайте купим!», но все равно продажа «Магнита» сейчас — это просчет. Посмотрите, как продали «Вимм-билль-данн» или торговую сеть «Калина» — за огромные деньги в конкурентном процессе со стороны покупателей (в 2011 году PepsiCo купила производителя молочной продукции и напитков «Вим-Билль-Данн» за сумму около $5 млрд, а Unilever купил 82% косметического концерна «Калина» за 415 млн евро (17,4 млрд руб.) — Inc.).
 
— О чем говорит эта сделка?
 
— Она отражает прежде всего недостаток правильной работы собственника по структурированию управления компанией. В хорошем рынке с хорошим генеральным директором у «Магнита» все было хорошо. Рынок сменился, генерального директора собственник потерял, механизмы не выстроил, на что смотреть, не понимал, начал, видимо, сам влезать, психовать, — и понял, что не контролирует. Это урок всем собственникам крупного бизнеса: на каком-то этапе нужно отойти от того, чтобы регулярно читать отчеты по продажам молока в Саранске, и начать смотреть на вещи стратегически. У многих предпринимателей получилось — например, Александр Тынкован прекрасно выстроил сеть «М-Видео» и продал за большие деньги.
 
— Рынок отреагировал на уход Галицкого падением акций «Магнита». Это временная история?
 
— Произошло вполне конкретное событие, к которому люди высказали конкретное отношение. Это же самый эффективный рынок в мире: информацию получаете, сразу обрабатываете и нажимаете на кнопку. Так международные инвесторы оценили перспективы «Магнита» в руках ВТБ — явно хуже, чем вчера.
 
— А вы как их оцениваете?
 
— ВТБ как банк работает не очень хорошо. Смешно даже сравнивать его с тем же Сбербанком по возврату на капитал, с номинальной прибылью, с базой активов. Причем у них на все ответ: «Это не мы, это предыдущий менеджмент, они купили столько плохих банков и плохих активов», — и эта песня уже 10 лет продолжается. Просто они хуже работают. Поэтому вызывает вопросы то, как они будут себя вести. Если вы в своем ключевом бизнесе не можете порядок навести, то как вы полезете во что-то намного более сложное, где вы точно ничего не понимаете и где в целом достаточно большая конкуренция? У ВТБ есть опыт владения промышленными активами — например Теле2, — но и там они большого успеха не добились, хотя тоже с фанфарами, песнями и плясками заявляли, как сделают крупнейшего оператора сотовой связи. Теле2 продолжает генерировать огромные убытки, так что пока инвестиция достаточно спорная.
 
 — Какой план у Prosperity Capital в связи с действиями «Магнита» и ВТБ? Будете в суд подавать?
 
— Мы не комментируем возможные юридические действия. Но в России, к счастью, одно из самых прогрессивных законодательств с точки зрения избрания совета директоров. Любой, у кого есть 2% акций, может номинировать члена совета директоров, и дальше идет обычный конкурс между директорами. У нас не будет профанации, как в Газпроме, когда между своими все избираются. Мы приложим все усилия, чтобы в совет попало как можно больше настоящих директоров, — в конце концов, именно совет должен управлять компанией. Да, у ВТБ доля 29% — но кто сказал, что все остальные будут голосовать так же, как они? Так что будет нормальный рабочий процесс. Сильный совет директоров работает в огромном количестве компаний, а в данном случае сам Бог велел быть сильным.

Источник: incrussia.ru
 

3509 просмотров

Также рекомендуем:


Молочные сессии седьмое заседание

Комментарии
extenso
КОЗА
Какие темы статей вам интересны?
Проголосовало: 94


сила молока
Петерфуд
Подпишитесь на нашу рассылку
Кизель вебинар


Аналитический центр Milknews
Агро инвестор
Агрофарм
Агро инвестор
Агрофарм