компоненты

Алексей Груздев, Streda Consulting Реальное коммерческое сокращение экспорта мороженого в 2022 году не превышает 2,5%


Согласно официальным данным, экспорт российского мороженого в 2022 году снизился на 52% в объемах и на 32% по стоимости (15,8 тыс. т на $ 58,5 млн.). В том, почему это произошло, и насколько критичным было это снижение, на презентации рейтинга крупнейших производителей мороженого подробно разбирался его автор – генеральный директор консалтинговой компании Streda Consulting Алексей Груздев. Специально для Milknews он собрал главные тезисы своего выступления.
 

Мороженое в последние несколько лет было локомотивом российского молочного экспорта – объемы росли двузначными темпами, а география поставок постоянно расширялась. В результате на пике в 2021 г. Россия экспортировала 33,1 тыс. т мороженого на $ 85,4 млн. – продукция поставлялась в 62 страны, почти 50% объемов уходило в дальнее зарубежье, и мы занимали 14 место в мире среди крупнейших стран-экспортеров (а при консолидированном учете стран Евросоюза – 5 место). Однако всем было очевидно, что успехи очень «хрупкие» и базировались они на ряде достаточно неустойчивых факторов, которые при любой турбулентности на мировом рынке могли «схлопнуться», что и произошло в 2022 году.



На фоне геополитических изменений в мировой торговле экспорт мороженого из России в 2022 году рухнул на 52% в объемах и на 32% по стоимости (15,8 тыс. т на $ 58,5 млн.) – на первый взгляд, ситуация кажется катастрофической: мы за год потеряли все достижения последних 5 лет. Однако это далеко не так и дьявол, как всегда, в деталях – давайте внимательно разберемся что же произошло.

Из потерянных 17,3 тыс. т почти 90% связано с «техническими» факторами:

  • на 10,6 тыс. т сократились поставки в США, Канаду и Евросоюз – крупнейшим поставщиком в эти страны была компания Unilever, которая в марте 2022 г. самостоятельно приняла решение о приостановке экспорта из России. При этом работавшие в США и Европе российские игроки – ГК «Ренна», ГК «Русский холод», Дмитровский завод, - не только не ушли с рынка, но даже немного нарастили объемы;
  • почти 2 тыс. т было потеряно на Украине, частично из-за прекращения поставок, а частично из-за присоединения новых территорий, которые теперь не считаются экспортом;
  • на 3 тыс. т сократились поставки в Казахстан - основной вклад здесь внесла также Unilever, которая теперь поставляет продукцию в страны Центральной Азии со своего завода в Турции.
Таким образом, «реальное» коммерческое сокращение экспорта не превышает 2,5 тыс. т (прежде всего за счет Китая и Африки), а в стоимостном выражении без учета рынков США, Канады и Украины, мы даже смогли прирасти на $ 3 млн.

На фоне всех сложностей с колебаниями курса рубля, перестройкой логистических схем, мировой инфляцией и других последствий введенных санкций, которые пришлось преодолевать нашим компаниям, сложившуюся ситуацию точно нельзя считать катастрофой, а скорее, наоборот, серьезным достижением наших экспортеров.

Большинству компаний удалось не только удержать свои позиции на экспортных рынках, но и выйти на новые рубежи (кроме стран ЕС, мы не ушли ни с одного рынка). В Африке ГК «Айсберри», несмотря на 30% сокращение поставок из-за резкого удорожания логистики, расширила свое присутствие с 5 до 7 стран –начаты поставки в Кению и Камерун. Экспорт в страны Персидского залива и MENA вырос на 17% – сохранены позиции в Израиле, ГК «Ренна» вышла на рынок Саудовской Аравии, Дмитровский завод покоряет Объединенные Арабские Эмираты, первая партия нашего мороженого ушла в Египет. На рынках Юго-Восточной Азии – ГК «Ренна» и ГК «Айсберри» сохранили позиции во Вьетнаме и пробуют свои силы в Южной Корее.

Сложнее ситуация складывалась на рынке Китая, импортные потоки которого весь год лихорадило из-за второй волны пандемии COVID – здесь мы потеряли 0,7 тыс. т и большинство компаний были вынуждены приостановить поставки, включая лидера предыдущих лет – ГК «Айсберри». Однако другие крупнейшие экспортеры сохранили позиции на рынке – ГК «Ренна», Чистая линия, Комос Групп, Дмитровский МЗ – и будем надеяться, что в этом году смогу восстановить объемы поставок.

На своем традиционном рынке – стран постсоветского пространства (без учета Украины) – ситуация была относительно стабильной, несмотря на растущую конкуренцию, прежде всего в лице активно растущей казахской ГК «Шин-Лайн», и высокую инфляцию, которая сильно ударила по покупательской способности местных потребителей. Как результат, экспортные объемы, ожидаемо, сократились на 23% или 3,7 тыс. т, но их стоимость выросла на 18% или $ 7,6 млн. – такая ситуация сложилась практически во всех странах, вкл. Казахстан (-3 тыс. т, но + $ 2,8 млн.), поэтому значимо нарастить объемы удалось только в Узбекистан.

Как видим, экспортные результаты индустрии мороженого в крайне непростой ситуации оказались более чем достойными – нашим компаниям удалось сохранить присутствие на всех ключевых рынках и не сильно провалиться в объемах. Поэтому, с большой долей вероятности, можно говорить о том, что в текущем году отрасль сможет вернуться на положительную траекторию роста, хотя достичь былых вершин без кардинального пересмотра модели экспорта, к сожалению, будет практически невозможно.
 

Подробнее о том, что происходит сегодня на российском рынке мороженого, читайте в нашем материале.

Интервью с директором по маркетингу ГК «Айсберри» Татьяной Васильевой читайте здесь.

Интервью с генеральным директором ЗАО «Кореновский молочно-консервный комбинат» (ГК «Ренна») Игорем Московцевым читайте здесь.

Подведение итогов 2022 года с председателем совета директоров ГК «Шин-Лайн» Дмитрием Докиным  слушайте в нашем подкасте «Молочная планерка», а о развитии компании на рынке Казахстана и СНГ читайте здесь.
 

1680779105

4301 просмотр

Также рекомендуем:


MN В ВК
Телеграм MN
Комментарии
Практикум Ярославль
кизельман-март-24
K2

Нов 5 мин еженедельно
НЕДЕЛЯ РИТЕЙЛА
аукцион коров
Подпишитесь на нашу рассылку
Практикум Ярославль

Аналитический центр Milknews
ютуб
Дзен
ютуб
Дзен