Артем Белов Новый игрок наверняка попытается объединить региональные заводы в холдинг


В начале 2019 года крупнейшее отраслевое объединение на рынке - Национальный союз производителей молока - заявил о смене председателя и состава правления. Организацию покинул бессменный глава Андрей Даниленко, и его место занял крупнейший производитель молока в России - президент “ЭкоНива-АПК Холдинг” Штефан Дюрр.

Milknews поговорил с генеральным директором Союзмолоко Артемом Беловым о том, что изменилось в реальности в работе союза, что в целом произошло на рынке молока и молочных продуктов в 2019 году и чего ждать руководителям предприятий в следующем году.
 
О новом старом союзе
 
Milknews: Был очень непростой год, в Союзмолоко произошли большие изменения. Что кардинально изменилось в организации Союза?
 
Артем Белов: Поменялось действительно многое. У нас серьезно расширился список правления, и сейчас можно говорить о том, что мы как никогда близки к полноценной консолидации отрасли. Все крупнейшие инвесторы в настоящее время либо являются нашими членами, либо входят в правление. С другой стороны, мы очень серьёзно активизировали взаимодействие с региональными ассоциациями, и в следующем году эту работу планируем продолжить. Мы хотим, чтобы Союзмолоко был представлен не только на федеральном уровне, но и имел своих представителей в регионах. Тогда это была бы полноценная структура, которая объединяет всех: и производителей, и переработчиков, и крупных, и средних, и небольших производителей, фермеров.
 
Milknews: Раньше союз часто обвиняли в том, что он защищает интересы только переработчиков PepsiCo и Danone, а теперь обвиняют в том, что это союз Штефана Дюрра и только крупных игроков. Что вы думаете по этому поводу?
 
Белов: Я думаю, что на самом деле всегда будут люди, которые чем-то недовольны. Это союз молочников потому, что и PepsiCo, и Danone, и Штефан Дюрр, и маленький фермер - это всё молочники. 
 
Сейчас есть целый ряд проблем, которые являются актуальными для всех: вопросы экологии, технического регулирования, взаимоотношения с Республикой Беларусь, государственной поддержки, прежде всего, малых форм хозяйствования. 
 
Milknews: При этом союз не включает в себя небольших производителей
 
Белов: На самом деле, в союз напрямую входит порядка 200 организаций и порядка 15 ассоциаций. Работу с ассоциациями мы будем очень серьёзно усиливать. Региональные союзы должны быть сильными, быть авторитетами на своем уровне, объединять производителей и переработчиков, а потом в дальнейшем входить в федеральный союз. Только так мы сможем эффективно работать. 
 
В России больше 20 000 производителей молока средних и крупных, все они не смогут быть членами союза, поэтому такая форма работы с региональными представительствами кажется наиболее оптимальной для нашего рынка. Мы не производители свинины, где 20 производителей представляют 70% рынка, мы не производители сахара, где 4-5 производителей представляют львиную долю рынка. 
 
Мы - молочники, мы очень небольшие, наш рынок сильно фрагментирован. Конечно, у крупных компаний и небольших хозяйств могут быть разные точки зрения на определенные вопросы, но ещё раз повторю, есть общие для отрасли ключевые задачи. Их решение – это не вопрос интересов отдельных компаний, а вопрос решения общеотраслевых проблем. 
 
Milknews: Разве не вступают в противоречие желание государства поддерживать малые формы и интересы того же Штефана Дюрра или других крупных производителей, которые входят в союз? Как союз в этой ситуации будет защищать интересы всех, если одних лишают поддержки в пользу других?
 
Белов: Сегодня нет речи о том, что поддержки лишают одних в пользу других. Здесь мы скорее должны говорить о новом ее распределении. В своё время мы разрабатывали первую программу развития молочной отрасли, по которой сектор в принципе живёт последние пять лет и благодаря которой появилась такая форма поддержки, как компенсация капитальных затрат. Мы тогда говорили о том, что в отрасли должен быть сформирован такой уровень доходности, который обеспечивает устойчивый прирост производства. Эта доходность может формироваться за счет двух вещей: это либо государственная поддержка, либо хорошая цена на молоко-сырье. 
 
Сейчас на рынке максимальный уровень поддержки за всю историю наблюдения - 36 млрд рублей в этом году получили молочники только из федерального бюджета. Плюс у нас сохраняется достаточно комфортная цена. В этом году она находится на таком уровне, на котором не была никогда. И мы летом не столкнулись с сезонностью производства - цена в августе была на примерно 13% выше, чем в августе прошлого года. 
 
Поэтому в отрасли созданы более-менее благоприятные условия развития для всех. Мы здесь должны понимать, что стратегически основной прирост объемов производства и переработки будет осуществляется прежде всего за счет крупных инвесторов, крупных товарных комплексов, объединения ферм, крупной переработки. Это не специфика России — это глобальная тенденция. 
 
Однако во многом устойчивое развитие сыроделия, например, крафтовых сыров, связано с развитием небольших производств. Такая же ситуация с экологически чистым продовольствием, с фермерскими продуктами, органикой. Приоритет по малым формам действительно очень важен для обеспечения многоукладности сельского хозяйства.
 
Milknews: Не значит ли это, что союз в перспективе все-таки будет специализироваться на каком-то “крупняке”, а малые формы он все-таки должен защищать отдельно через другой союз?
 
Белов: Нет, нет, нет. Задачи для молочников общие. Вот, например, проблема высоких тарифов на электроэнергию, которую мы прорабатываем с Россетями, Министерством сельского хозяйства и Минэнерго. Эта проблема характерна для всех - и для маленьких, и для крупных, и для средних. Еще один пример - проблема с утилизацией навоза, которая характерна для всех ферм, просто у одного штраф 100 тыс. рублей, а другого - 20 млн рублей
 
Мы должны делать акцент не на том, в чем мы разные, а на том, в чем мы одинаковые. 
 
Milknews: В текущем правлении удается достичь этого понимания? Всё-таки внутри союза появилось сразу много новых больших игроков. Нет ли противостояния внутри союза в связи с этим?
 
Белов: Конечно, есть дискуссии, иногда очень острые, но все решения о действиях союза принимаются коллективно. У компаний действительно могут быть разные взгляды на проблемы и разные приоритеты, но, ещё раз повторюсь, есть широкая отраслевая повестка, и наша задача максимально сбалансировано отрабатывать приоритетные вопросы, которые решают интересы максимального количества участников рынка. Хотя дискуссии в рамках правления очень жаркие.
 
Мы поменяли серьезно структуру работы. У нас есть пять комитетов, которые встречаются четыре раза в год и готовят повестку к правлению. Это позволяет хорошо проработать все проблемы, по максимуму учесть все мнения и отрабатывать повестку максимально эффективно. Плюс по ряду вопросов у нас есть отдельные небольшие экспертные рабочие группы, с которыми мы взаимодействуем на регулярной основе.
 
Рост обеспечивает высокая цена и рекордная поддержка
 
Milknews: Вы прогнозируете рост объемов производства молока-сырья. Долго это будет продолжаться?
 
Белов: В следующем году мы прирастем на 3% - на 700 тыс. т. В производстве у нас ситуация достаточно благоприятная. Важно избежать головокружения от успехов. Экономика производства все-таки важна. Приоритетная задача — работать с издержками, с генетикой, кормами, выстраивать систему ветеринарии, зоотехнии. Хорошая цена позволяет меньше думать о затратах и эффективности, но так будет не всегда - нужно это четко понимать.
 
Milknews: Рынок в этом году потрясло сообщение о том, что “Вощажниково” обанкротилось. С чем это связано?
 
Белов: Видимо, не совсем правильно была сформулирована бизнес-модель. Были очень большие инвестиции и высокие операционные расходы, с которыми компания не смогла справиться. ВЭБ несколько лет пытался подойти к этому снаряду и исправить ситуацию. Банкротство - это разумное решение, я ничего плохого в нем не вижу. Переход от менее эффективного собственника к более эффективному — это нормальная практика. Так бизнес развивается. Если “Вощажниково” продолжит производить молоко прекрасного качества, я не вижу ничего страшного в банкротстве.
 
Milknews: Можно ли управлять эффективно компанией, в которой более 50 ферм?
 
Белов: Я думаю, что «ЭкоНива» поставила амбициозную задачу, которую, наверное, никто в мире на практике не решал. Компания реализует типовые проекты, которые разбросаны по целому ряду регионов, но модель управления эффективна. Если мы посмотрим на официальные данные в проспекте облигаций, которые были выпущены летом этого года, мы увидим, что это очень доходное производство.
 
Milknews: Но при этом компания отказалась от первичного размещения. 
 
Белов: Да, они отказались. Мне кажется, что с учетом тех амбициозных планов, которые есть у компании, IPO будет необходимым в перспективе. 
 
Milknews: Можно ли ждать, что на российском рынке появится в ближайшие 5-10 лет еще одна “ЭкоНива”?
 
Белов: Если мы посмотрим на мировую практику, то крупнейшими игроками на рынке являются кооперативы, а мы договариваться пока не умеем. И в ближайшие 5-7 лет я не жду, что они появятся.
 
Если говорить про отдельных игроков, то новой компании такого масштаба, я думаю, скорее всего не появится. Появятся новые игроки, созданные с нуля. Могут появиться те, кто консолидирует крупных производителей в разных регионах. Тренд на укрупнение — это то, что мы увидим в ближайшие десять лет и в производстве сырья, и в переработке. 
 
Milknews: Можно ли сформировать, ну, я не знаю, шорт-лист — пять предприятий, которые лично для вас являются примерами эффективности по тому или иному критерию?
 
Белов: Это будет некорректно. Хотя у нас есть самородки, которые действительно выделяются на общем фоне. Например, Сырем Байзульдинов из Племзавода “Трудовой”. Он сейчас доит на поголовье в 4000 коров в среднем, наверное, 36 или 37 литров. Он сорок лет управляет хозяйством, и его дети там работают. Есть “Дороничи” в Кировской области, которые производят более 300 тонн молока в сутки на модернизированных комплексах и делают это очень эффективно. Есть интересные кейсы, например, в Вологде, где в хозяйствах на большом поголовье работают на традиционных привязных технологиях с очень хорошими показателями. Таких хозяйств много, и каждое чем-то по-своему интересно. Но везде есть одна общая черта - это личность человека, который всем этим руководит. Обычно это человек, который активно включен во все основные процессы.
 
Milknews: Как обстоят дела с генетикой? Что-то продвинулось в этом году?
 
Белов: Мне все-таки кажется, что в этой системе все может серьезно измениться, только если будет усилена роль частного бизнеса. Роль государства в развитии генетики должна снижаться. Этим вопросом должен заниматься частный бизнес. Это должна быть система, в основе которой будут действовать ассоциации по породам, учредителями которых являются заводчики. Ассоциация должна вести племенную книгу, заниматься развитием породы, формировать индекс племенной ценности и так далее.
 
Четыре года назад, когда мы занимались программой развития племенного животноводства, бизнес был в другой эволюционной стадии. Не было масштабного бизнеса «ЭкоНивы», самыми крупными производителями в России были “Красный Восток” и “Агрокомплекс им. Ткачева”. Был совершенно другой бизнес. Сейчас у нас ТОП-20 компаний производят 10% сырого молока, а пять лет назад ТОП-50 производили 7%. 
 
Сегодня компании понимают, что для них генетика и корма - два ключевых фактора успеха. Я думаю, что у них должна сформироваться потребность, они должны понять, что генетика должна быть локальной, должны сформировать на нее спрос, должны инвестировать. Государство должно здесь поддержать, прежде всего, заводчиков. И тогда этот проект полетит.
 
2019 год для переработки
 
Milknews: Что сейчас на внутреннем рынке растет и падает? Правильно ли я понимаю, что сыр в ближайшие годы будет нашим флагманским продуктом?
 
Белов: Сыр — это, конечно, прорывная тема. И даже не просто сыр, а пара “сыр-сыворотка”. В перспективе у нас будет расти потребление сыров. Сейчас мы потребляем 4 кг в год на душу населения, что, конечно, очень мало. В Европе в среднем порядка 14-15 кг, а в ряде стран потребление сыра достигает и 30 кг. 
 
Качество сыров тоже серьезно выросло. Многие говорят, что в Европу ездят за сырами.  Не всегда понимаю таких людей. Например, в мягких сырах у меня вообще нет никаких сомнений - мы можем делать исключительного качества сыры в итальянской группе. Можно найти в России качественные полутвердые, твердые сыры, сыры с плесенью отечественного производства. Возможно, чуть сложнее в группе твердых сыров, там есть нюансы производства.
 
Думаю, что эти компетенции далее будут наращиваться, и качество производимых сыров будет в России только расти.
 
Milknews: Во что сегодня точно не нужно вкладываться?
 
Белов: Наиболее спорный вопрос - вложения в традиционную молочку. Надо очень внимательно просчитывать такой проект и либо понимать, за счет чего будет обеспечена низкая себестоимость, либо иметь очень сильную маркетинговую концепцию. Это можно сделать: вспомните успешный выход на рынок братьев Чебурашкиных. В сегменте базовых продуктов очень острая конкуренция.
 
Молочная полка в России - одна из самых широких. На ней играют крупные федеральные и транснациональные компании, локальные предприятия. Не нужно думать, что выйти на рынок легко. Нужно искать ниши. 
 
Milknews: Нас не ждет в ближайшее время появление какого-то очень яркого, с маркетинговой точки зрения сильного игрока?
 
Белов: Нас ждет много интересного. Кто ожидал еще пять лет назад, что так выстрелит Epica у “Эрманн”? У “Эрманн” были хорошие позиции на рынке, но он выстрелил и стал еще более заметен благодаря новому бренду. Тот же самый "ISEY SKYR" от завода “Лактис” в Новгороде - потенциал у этих продуктов есть. У потребителя будут появляться новые предпочтения и спрос на новые продукты, поэтому нужно изучать внимательно спрос, предугадывать изменения потребительских ожиданий. Это тяжело делать в ситуации падения доходов, но в каком-то смысле это инвестиции, которые необходимы.
 
Milknews: В чем была специфика этого года?
 
Белов: Этот год был специфичен тем, что на фоне снижения потребления молочной продукции у нас вырос спрос на сырое молоко. Этот тренд на «обеление» определял в целом развитие рынка. Во-первых, с 1 января заработал новый вариант технического регламента 033 в части наименований. Во-вторых, введение “Меркурия” оказало, как минимум, сильное психологическое воздействие на рынок. Эти два фактора сформировали дополнительный спрос на сырое молоко в объеме более 1 млн тонн, прежде всего, со стороны сыродельной отрасли, производителей молокоемкой продукции.
 
Второе: я бы высоко оценил прорыв Беларуси на рынке Китая. По итогам этого года, по моим оценкам, 4-5% своего экспорта они отправят в Китай. Это сильно повлияло на ситуацию на рынке постсоветского пространства. 
 
Про экспорт - всерьез
 
Milknews: Почему у белорусов в Китае получилось, а у нас пока не получается?
 
Белов: Прежде всего, потому, что у нас сейчас открыты на экспорт совсем другие продукты, то есть белорусы сразу открыли биржевые товары - СОМ, СЦМ, а также сыворотку, а мы пока открыли питьевое молоко, йогурты, сливочное масло. 
 
Milknews: Почему так?
 
Белов: Просто подписали такой ветеринарный сертификат, может быть, не до конца оценив потенциал китайского рынка. На самом деле, среди постсоветских стран мы сейчас можем быть вполне конкурентоспособными на китайском рынке по сыворотке. Поэтому сыворотку как продукт нужно открывать на экспорт в первую очередь. Мы с Министерством сельского хозяйства и Россельхознадзором эту тему несколько раз обсуждали. Я очень надеюсь, что в течение нескольких месяцев вопрос разрешится, и мы всё-таки повезем сыворотку. Сейчас по итогам года белорусы вывезли более 40 тыс. т сыворотки в Китай, это очень большой объем и очень приличные деньги, по текущей цене это более $35 млн. 
 
Milknews: Сегодня вообще возрастает интерес к биржевым категориям. Значит ли это, что в России в ближайшее годы возможно создание большого количества новых мощностей в этом направлении?
 
Белов: Однозначно по сыворотке. Мы прогнозируем сильный прирост производства сыров. По нашим оценкам, в ближайшие 3 года на рынке появится дополнительно 150 тыс. т полутвердых сыров, 30 тыс. т мягких сыров. Соответственно, будет производиться большое количество сыворотки – хорошая экспортная позиция. 
 
Что касается биржевых категорий, то здесь есть очень важный нюанс: пока по сухому цельному и обезжиренному молоку мы не очень конкурентоспособны. У нас очень дорогое сырье, существенно выше по цене, чем в Европе и уж тем более в Новой Зеландии.
 
Это хорошо, такая высокая цена способствует устойчивому развитию молочного животноводства, но пока мы не очень конкурентоспособны на мировом рынке со своим готовым продуктом. 
 
Если говорить об экспорте, то ключевыми позициями, помимо сыворотки, должны стать сухие молочные продукты, сливочное масло, сливки, может быть, определенная группа сыров. Мне кажется, развитию экспорта в этом направлении способствовала бы поддержка переработки, производства сухого молока с прицелом на экспорт. Я думаю, что нужно серьёзно подумать о том, чтобы давать капексы на производство биржевых продуктов. Это то, что на самом деле делает целый ряд стран, в том числе и Европейский Союз.
 
Milknews: Экспорт в Африку - это смешно или реально?
 
Белов: Это абсолютно реально, но нужно понимать продукты. Нужно понять, что Африка очень разная. Есть страны, которые по уровню развития как минимум не уступают России, есть страны очень бедные. Поэтому там есть два больших рынка: в более-менее развитых странах вполне могут быть востребованы традиционные молочные продукты, опять же биржевые, в бедных странах с очень низкой платежеспособностью - более доступные. Мы умеем делать продукты, произведенные по технологии сыра, чисто теоретически на небогатых рынках это может быть хороший востребованный продукт. Может быть востребовано сухое молоко с растительными жирами. Это так называемый продукт-каннибал по отношению к сухому цельному молоку, который имеет животные белки и растительные жиры в своем составе. Вот эти продукты там потенциально могут быть интересными.
 
Milknews: А у нас кто-то это делает?  
 
Белов: Делают. При этом мировой рынок FFMP растёт очень высокими темпами - порядка 7-10%. Емкость этого рынка сейчас порядка 700 тыс. т. 
 
Не так давно прошел российско-африканский форум. С одной стороны, там был очень высокий политический уровень, с другой стороны, с точки зрения сельского хозяйства пока есть вопросы по участникам. Может быть, Африка не совсем воспринимает Россию как страну, которая может поставлять продовольствие. Оборудование, машины, добыча нефти, газа, алмазов - да. Здесь стоит та же проблема, что и с Китаем, поэтому нам нужно начинать работать, но это, как и с Китаем, вопрос не 2020 года, а скорее вопрос двух-, трех-, четырехлетней перспективы.
 
Нужно сказать, что сейчас молочный сектор выбран наряду с масложировым как приоритетный, по которому будет разработана программа продвижения на китайский рынок. Выбрано пять ключевых продуктов, часть из них B2B продукты, биржевые, часть из них - это B2C продукты. Будет проведен детальный анализ рынка, углубленное интервью с потребителями, с дистрибьюторами, по итогу будет сформирована маркетинговая концепция и программа продвижения российской продукции на китайском рынке.
 
Milknews: Что с экспортом в СНГ?
 
Белов: По итогам этого года экспорт по молочке прирастет на 5-6%. В основном прирост придется, конечно, на рынок СНГ. Нужно понимать, что в СНГ мы поставляем прежде всего традиционную брендированную продукцию. Многие мейджоры рынка имеют производственные площадки в России и успешно экспортируют молочную продукцию. Российские продукты правильно воспринимаются на постсоветском пространстве, они вполне конкурентоспособны по цене. 
 
Milknews: Потенциал для роста там еще есть?
 
Белов: Рынок очень конкурентный. Например, в первой половине года экспорт у нас падал, потому что после того, как мы закрыли импорт из Беларуси, у нас обострилась с ней конкуренция на рынке постсоветского пространства. 
 
Рынок непростой, но там мы можем продавать B2C продукты. Рынки нам ментально близки, у нас есть определенная историческая и культурная общность. Они правильно воспринимают наши продукты. Что касается рынков дальнего зарубежья, там совершенно другая логика, и туда должны поставляться немного другие продукты. 
 
Барьеры - вопреки стимулированию роста
 
Milknews: Если говорить об административных барьерах, что было в этом году главным?
 
Белов: Одной из главных новелл в этом году стала маркировка, которая является дублирующей системой по отношению к “Меркурию”. Она будет очень дорогой для отрасли, регулярные затраты будут исчисляться десятками миллиардов рублей помимо десятков миллиардов капитальных затрат. 
 
Очень важны вопросы экологии, в том числе вопросы классов и категорий опасности.  К 2025 году потенциальные инвестиции бизнеса могут составить миллиарды и даже десятки миллиардов рублей. Это огромные затраты. Да, сейчас их нет, но это не значит, что их не будет. Просто пять лет до 2025-ого года пролетят за один день, и это нужно очень четко понимать. 
 
Milknews: В каких отношениях вы находитесь с Минпромторгом и ЦРПТ? На какой стадии все находится?
 
Белов: Мы, на самом деле, в активном диалоге. Сегодня идет пилотный проект, который должен быть завершен до конца февраля 2020 года. Возможно, он будет пролонгирован. По его итогам должна быть произведена оценка целесообразности распространения маркировки на молочную категорию. Мы работаем над разработкой методики оценки целесообразности. Здесь важнейшее достижение союза в том, что Минпромторг потратил деньги, чтобы эту методику разработать. Когда внедряли маркировку в шубах, в сигаретах, в фарме, никто о целесообразности даже не задумывался. Целесообразность воспринималась так: если мы можем нанести технически марочку на упаковку, значит это целесообразно, а если не можем - значит не целесообразно. Мы принципиально поменяли этот подход, добились того, чтобы целесообразность воспринималась как затраты, которые понес бизнес, в соотношении с выгодой, которую получило государство. Сейчас разрабатывается универсальная методика, по которой будет проводиться оценка целесообразности для всех отраслей. 
 
Я очень надеюсь, что несмотря на то, что было принято распоряжение правительства, где зафиксированы даты распространения маркировки на молочную отрасль, по итогам пилотного проекта будет проведена оценка целесообразности. Это на самом деле принципиально важно, потому что методика появляется позже, нежели было принято решение - это нарушение. Мы, конечно, очень рассчитываем, что наши регуляторы поддержат нас, что результаты оценки целесообразности будут публичны, и в начале следующего года мы сможем вернуться к обсуждению, нужно ли на молочку распространять маркировку. Для нас это очень чувствительный вопрос, потому что у нас уже есть “Меркурий”, на который мы тратим существенные деньги, и который для нас решает более широкий спектр задач, нежели маркировка. Маркировка решает одну из задач - ведет борьбу с контрафактом, который для нашего сектора не характерен.
 
Milknews: Знаете ли вы заводы, которые участвовали в пилоте, и о результатах этого участия?
 
Белов: Да, я знаю эти предприятия. К сожалению, заводы подписывают соглашения о конфиденциальности итогов проведения эксперимента и не имеют права рассказывать, успешен он или не успешен, сколько стоил этот эксперимент. Это очень странная ситуация. Регуляторы должны задуматься, если ЦРПТ подписывает такие соглашения.
 
Milknews: Сейчас самый главный вопрос, который есть у переработчика - нужно ли ему начинать что-то покупать? Или нужно сидеть ровно и ждать, что Союзмолоко все отменит?
 
Белов: У нас здесь жесткая позиция, и она не поменялась, мы ее заявляли на протяжении последних месяцев регулярно: необходимо оценить, нужна ли эта маркировка, целесообразно ли ее принятие, прежде, чем вводить.
 
Milknews: Вы также инициировали вывод продукции с растительными жирами из молочного техрегламента. В какой сейчас стадии этот вопрос? 
 
Белов: Да, прорывной вещью, которую мы все-таки в этом году сделали, являются изменения в технический регламент 033/2011. Я надеюсь, что в следующем году мы окончательно все оформим документально. Мы выводим продукты с заменителем молочного жира и рассчитываем, что это окажет позитивное влияние.
 
Важной задачей, которой занимается союз, остается решение проблемы с контролем остатков лекарственных препаратов в готовой продукции и при обнаружении остатков препаратов, МДУ для которых не установлены в Техническом регламенте Таможенного Союза ТР ТС 021/2011 “О безопасности пищевой продукции”. 
 
На данный момент на оценке регулирующего воздействия находится проект поправок, отчасти решающий данную проблему. Указанные поправки имеют важнейшее значение для молочной отрасли в связи с тем, что в настоящий момент предприятия молочного сектора сталкиваются с избыточным контролем в отношении остаточных количеств ветеринарных лекарственных препаратов как в молоке-сырье, так и в готовой молочной продукции.
 
Milknews: Есть ли понимание, удастся ли в этом вопросе избежать ответственности переработчикам?
 
Белов: Хороший вопрос. Мы на это очень надеемся. Антибиотики применяются на фермах, с ферм эта продукция приходит уже на завод с ветеринарным сертификатом, который подписан ветеринаром. Довольно странно искать остатки антибиотиков в готовой продукции, если ветеринар уже подтвердил, что сырье не содержит антибиотиков. 
 
Нам кажется, что проблему надо решать не там, где светлее, а там, где она сформировалась. А сформирована она именно там, где недобросовестный ветеринар выписывает сертификат, не проверяя сырье. Проблема должна решаться на ферме. Нужно, чтобы для ветеринаров в случае обнаружения антибиотиков при производственном контроле, при приемке сырья наступала определенная ответственность. Тогда эту проблему можно будет решить.
 
Milknews: К чему стоит готовиться помимо маркировки? На что требуется инвестору заложить средства? 
 
Белов: Мы-то как раз работаем над тем, чтобы минимизировать необходимость дополнительных инвестиций. Тем не менее, госрегулирование будет очень серьезно ужесточаться в части экологических норм, мы будем постоянно искать баланс интересов государства и бизнеса. 
 
По техническому урегулированию тоже будут изменения, но с учетом того, что все изменения в техническом регламенте происходят с серьезными переходными периодами, каких-то форс-мажорных затрат здесь не будет. 
 
Milknews: Можно ли говорить о том, что какая-то доля предприятий в результате усиления госрегулирования уйдет с рынка, и какова будет эта доля? 
 
Белов: Сейчас у нас очень фрагментированный рынок, мы уже это обсуждали. Действительно, очень много небольших производителей. Они воспряли с 2014 года, после девальвации и санкций. Восстанавливали сырные заводы, которые были законсервированы, росла активно цельномолочка, что отчасти связано, кстати, с тем, что лидеры рынка уходили в более доходные сегменты.
 
Следующий этап - это укрупнение и уход с рынка неэффективных игроков. Вполне возможно на рынке может появиться кто-то, кто попытается объединить региональные заводы по аналогии с тем, что в свое время сделали “Юнимилк” и “Вимм-билль-данн”. Причем необязательно в цельномолочке, возможно, это будет попытка сделать что-то в сырах. И эта тенденция, мне кажется, будет усиливаться: более эффективные будут вытеснять с рынка менее эффективных. 
 
Milknews: А есть ли шанс в хореку, например, уйти? Или все-таки хорека просит большие объемы?
 
Белов: На самом деле, еще раз говорю, нет пустых рынков. Все рынки конкурентны. Более того, в хореке еще один фактор серьезно влияет - это фальсификат. Там традиционным молочным производителям будет очень сложно конкурировать. Об этом, кстати, и российские производители говорят, и белорусские. Поэтому в хореке не так все просто, там «маслом не намазано». 
 
Milknews: Но этот сегмент более «серый», и есть ощущение, что там чаще фальсифицируют, в отличие от той же розницы, где тебя постоянно проверяют.

Белов: Я думаю, что до хореки тоже дойдут руки. Вот эта тенденция - усиления контроля и усиления борьбы с фальсификатом - захлестнет и этот рынок. В ближайшие пять лет основной упор контролирующих органов придется как раз на этот сектор и на сектор госзакупок. Мы в Союзмолоко со следующего года решили обратить особое внимание на этот сегмент и рынок госзаказа, где по нашим оценкам, гораздо больше нарушений, чем в сегменте цивилизованной, сетевой розницы.
 
Это будет способствовать обелению рынка, уходу из этого сегмента недобросовестных компаний, что станет еще одним из стимулов для роста и переработки, и сырья. Это очень важно, особенно в ситуации падения реально располагаемых доходов населения и снижения спроса.
 
В целом, по моему мнению, молочная отрасль сегодня успешно наращивает обороты и проходит этап становления. Дальше нас ждут консолидация и серьезная трансформация, формирование новых лидеров и очистка рынка от слабых и недобросовестных игроков. Это пойдет на пользу в первую очередь потребителю, потому что сильные компании обеспечат большой ассортимент качественной и оптимальной по цене продукции и на полках, и в ресторанах, и в больницах и школах.
 

8749 просмотров

Также рекомендуем:


MN В ДЗЕН

Комментарии
extenso
ИНФОРС
bioMerieux

МО-2020
Энрофлон
Подпишитесь на нашу рассылку
Продается завод


Аналитический центр Milknews
Сочи Напитки
АгроИнвестор
Сочи Напитки
АгроИнвестор